слово Божие

К тексту:
1:2
1:9
6:9
19:13
20:4

Понятие «слово Божие» происходит из Ветхого Завета. В этой фразе еврейское слово דבר (давáр — буквально «вещь», «предмет»), переводится как «слово», хотя означает не «слово» в грамматическом смысле, как часть предложения, а слово как живое высказывание, разговор, речь как слово, наполненное смыслом[1]. В Новом Завете «слово» — это λόγος (логос).

Слово Божие в Ветхом Завете

В Ветхом Завете «слово Божие» может означать как непосредственно слово Бога, так и слова пророков, «словом Божиим» может называться и Священное Писание[1].

Когда говорится о непосредственно слове Бога (В Ветхом Завете 6 раз) или о слове Яхве, то речь идет не просто о высказывании Бога, а о выражении Его силы (Ис.55:11). Высшим выражением силы Божиего слова является сотворение мира[1]:

И сказал Бог: да будет свет. И стал свет (Быт.1:3).

И сказал Бог: да будет твердь посреди воды, и да отделяет она воду от воды (Быт.1:6и т.д.

По силе воздействия слово Божие подобно молоту, разбивающему скалу (Иер 23:29). Слово Бога пребудет вечно (Ис 40:8), человек живет словом, исходящим из уст Господа (Втор 8:3). Не слушающий слова Господа подвергается суду Господню (Ам.8:11-13)[1].

Речь пророка может быть названа «словом Божиим», если он выступает не от своего имени, а передает Божие откровение (3Цар 22:19; Ис 7:7-17; Иер 7:2-7). Пророки потому и являются пророками, что они возвещают слово Божие (Иер 23:28; 27:18). Истинный пророк отличается от лжепророка тем, что все предсказанное истинным пророком сбывается. Таким образом, истина слова Божиего и истинность пророка выявятся сами собой (2Пар 18:24-27, 33-34;  4Цар 9:31-37; Иер 28:15-17)[1].

Если слово Божие зафиксировано в письменном виде (Исх 24:4-8), то такая запись также называется Словом Божиим. Если первоначально «слово Божие» было словом Бога в конкретной ситуации, то вместе с его письменной фиксацией и собиранием таких отдельных «слов» выражение «слово Божие» применительно к Священному Писанию может подразумевать как отдельное слово (Притч 13:13), так и собрание священных текстов в целом (2Пар 29:15)[1].

Слово Божие в Новом Завете

В Новом Завете выражение «слово Божие» может употребляться в его в ветхозаветных значениях: как выражение могущества Бога (Евр.11:3; 2Пет.3:5), как откровение Бога отдельному человеку (Лк 3:2), как обозначение Божьей воли, зафиксированной в Законе (Мк 7:13; Рим.3:2). Однако именно в Новом Завете словосочетание «слово Божие»  получает совершенно новое, исключительное значение: оно стало означать то единственное Слово Божие, Которое есть Иисус Христос[1]:

В начале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог. Оно было в начале у Бога. Все чрез Него начало быть, и без Него ничто не начало быть, что начало быть. В Нем была жизнь, и жизнь была свет человеков (Ин.1:1-4).

И Слово стало плотию, и обитало с нами, полное благодати и истины; и мы видели славу Его, славу, как Единородного от Отца (Ин.1:14).

[Он был] облечен в одежду, обагренную кровью. Имя Ему: `Слово Божие’ (Откр 19:13).

В Откровении выражение «слово Божие» встречается 5 раз. Один раз, как упоминалось выше, «Слово Божие» — это имя Иисуса Христа. Ниже рассмотрим как комментаторы Откровения толкуют этот фрагмент.

Епископ Примасий Карфагенский (VI век):

Если никому не позволено знать Его имя, почему здесь Он открыто называ­ется Словом Божьим? Когда мы читаем:Никто не восходил на небо, как только сшедший с небес Сын Человеческий, сущий на небесах (Ин 3:13), мы должны понимать, что если какой-либо из членов взойдет, то ему позволено будет взойти во Главе и через Главу, Которая, дав обетование своим членам, позволила им надеяться; а исполнив это, дала возможность восхождения. Так и здесь говорится, что доступное познанию Его невесты познал только Христос, через Которо­го и в Котором Церковь получает наставление[3].

Церковный историк Беда Достопочтенный (637 — 735):

Он зовется Слово либо потому, что в существе Его природы нет ничего видимого или телесного, либо потому, что Отец сотворил все через Него. Как было сказано выше, полное познание Его природы доступно лишь Ему Самому и Отцу. Мир Божий <… > превыше всякого ума (Флп 4:7), то есть тот мир, которым Сам Бог живет в мире с Собой, превосходит разумение всякого создания — и человеческое разумение, и даже разумение ангелов. Ибо разум Его неизмерим (Пс 146:5). И когда говорится: и кому Сын хочет открыть (Мф 11:27), — имеется в виду, что знающий Сына и Отца знает Их в меру своего тварного понимания[3].

Русский церковный писатель Лопухин Александр Павлович (1852 — 1904):

Иисус Христос является в мир второй раз и подобно тому, как о Его первом пришествии сказано было: «Слово плоть бысть», так и при втором пришествии Он назван Словом Божиим, как предвечный сын Божий[3].

В остальных случаях фраза «слово Божие» встречается в паре с выражением «свидетельство Иисуса Христа» или с подобными ему по смыслу:

И Он показал, послав [оное] через Ангела Своего рабу Своему Иоанну, который свидетельствовал слово Божие и свидетельство Иисуса Христа и что он видел (Откр.1:1-2).

Я, Иоанн, брат ваш и соучастник в скорби и в царствии и в терпении Иисуса Христа, был на острове, называемом Патмос, за слово Божие и за свидетельство Иисуса Христа (Откр.1:9).

И когда Он снял пятую печать, я увидел под жертвенником души убиенных за слово Божие и за свидетельство, которое они имели (Откр.6:9).

И увидел я престолы и сидящих на них, которым дано было судить, и души обезглавленных за свидетельство Иисуса и за слово Божие, которые не поклонились зверю, ни образу его, и не приняли начертания на чело свое и на руку свою (Откр.20:4).

Можно предположить, что выражение «слово Божие и свидетельство Иисуса Христа» означает здесь, в совокупности, Ветхий и Новый Заветы. Так как во время написания Откровения Новый Завет еще не был канонизирован, то выражение «слово Божие» можно применить к Священному Писанию христиан и иудеев, т.е. к Ветхому Завету, а «свидетельство Иисуса Христа» — к Новому Завету, который позже станет Священным Писанием христиан. Такое предположение подтверждается комментарием византийского богослова Экумения, епископа Триккского (†. ок. 945 г.), где «слово Божие» называется Ветхим Заветом:

Ибо, как сказано, я увидел под жертвенником души убиенных за слово Божие и за Церковь, которую они имели. Это значит: я видел души мучеников на высочайшем месте; ибо они были помещены на наднебесном жертвеннике. О каковых мучениках он и говорит следом, что они были закланы за священное слово Ветхого Завета и за церковь, или синагогу, которая была у них[2].

 


[1] Библейская Энциклопедия Брокгауза. Фритц Ринекер, Герхард Майер https://www.bible-center.ru/dict/brodict/s/slovo_bozhje

[2] Толкование Священного Писания. Введенский мужской ставропигиальный
монастырь Оптина Пустынь http://bible.optina.ru/new:otkr:06:09

[3] Толкование Священного Писания. Введенский мужской ставропигиальный
монастырь Оптина Пустынь http://bible.optina.ru/new:otkr:19:13

Ангел

ἄγγελος — 1) вестник, посланец, гонец 2) весть, известие, сообщение 3) ангел.

В Библии слово «ангел» (евр. מלאך — «малáх», буквально «посланец») встречается более 300 раз (в Откровении около 80 раз) и употребляются для обозначения как обычных посланников (Быт 32:3; Иак 2:25 — в Синодальном переводе — «соглядатаи»), так и вестников (пророков, священников), посланных Богом (Агг 1:13; Мал 2:7; Мф 11:10), но чаще оно обозначает небесных посланников Бога[1].

Небесный ангел является бесплотным, бессмертным существом, наделенным разумом, свободной волей и могуществом. Ангелы — служебные духи (Евр.1:14), сотворенные Богом для того, что-бы нести Божью волю людям, вести войну с врагами Бога или служить Богу другим образом. Они либо с безупречной верностью исполняют это назначение, либо, раз и навсегда отпав от Бога, становятся злыми духами или бесами — врагами Бога и людей (Откр.12:9; Иуд.1:6; 2Петр.2:4)[2].

Не существует однозначного мнения о природе ангелов. Одна точка зрения предполагает, что ангел — чисто духовное существо, другая, что ангел обладает особого рода «духовным» телом, которое можно назвать «невещественным» лишь относительно, по сравнению с «дебёлой» вещественностью нашей плоти. Впрочем и духовная природа ангелов по сравнению с Богом оказывается грубой и вещественной[3]. Природа ангелов часто описывается через уподобление наиболее тонкому, легкому и подвиж­ному в материальном мире — огню, ветру и особенно свету. Согласно распространенному мнению ранне­христианских богословов (приведенному, например, у Климента Александрийского в «Выписках из Феодота», XII, 23), ангелы сотворены из «мыслящего огня». Старая традиция предполагала особую связь ангелов со светилами небесными, и притом как по признаку огненности, так и по признаку стройности, размеренности и упорядоченности. В этой связи стоит вспомнить, что библейское словосочетание «воинство небесное», означающее ангелов, изначально прилагалось именно к светилам. Что касается ветра, то пригодность этого образа для характеристики природы ангелов объясняется тем, что древне-еврейский, арамейский и арабский языки обозначают понятия «дух» и «ветер» одним и тем же словом (по-еврейски — «руах», по-арамейски — «руха», по-арабски — «рух»). Псалмопевец обращается к Господу с такими словами[2]:

Устрояешь над водами горние чертоги Твои, делаешь облака Твоею колесницею, шествуешь на крыльях ветра (или «духов»). Ты творишь ангелами Твоими духов (или «ветры»), служителями Твоими—огонь пылающий (Пс.103:3-4).

Здесь образы огня, духа, ветра и ангелов объеденены в единый образ. Возможно природа ангелов преодолевает границу между материальным и немате­риальным, размыкает её[2].

Интересен вопрос об отношении природы ангелов к пространству и времени. Из Священного Писания видно, что ангелы определенным образом локализуются и перемещаются в пространстве (Лк. 1:38; Лк. 2:15), однако это не локализация и перемещение физических тел, доступные нашему знанию, а нечто качественно иное. В толкованиях на «Песнь песней» св. Григорий Нисский  пишет, что движение Серафимов (ангелов, стоящих вокруг Бога) настолько стремительно, что как бы совпадает с полным покоем. Жизнь ангелов не является полностью отрешенной и от времени, поскольку они не обладают неизменностью Бога, что видно из факта отпадения тех ангелов, которые стали бесами. Также бытие ангелов не знает непрерывной текучести, присущей всему земному, поэтому их выбор обладает свойством окон­чательности[2].

Ангелы — невидимые для человеческого глаза существа. При явлении они обычно принимают облик, подобный человеческому, почему Священное Писание иногда именует их «мужами» или «людьми» (Нав.5:13-14; Мк.16:5; Деян.1:10). Но это, по-видимому, имеет такой же смысл, как то, что они обращаются к человеку на понятном языке, и не позволяет строить домыслов об их антро­поморфности. Более того в видении Иезекииля ангельские существа имеют облик огненных колес (Иез.1:15-18;10:9— 13)[2], а к Моисею ангел является в пламени огня из среды тернового куста (Исх.3:2). Ангел, приносящий весть от Бога или действующий по Его поручению, нередко называется Ангелом Господним (מלאך יהוה — Ангел Яхве). Иногда бывает трудно провести разграничение между Яхве и Его ангелом, когда о Яхве говорится безотносительно к человеку, Бог именуется как «Яхве», если же человек вступает с Ним в общение, то Он уже именуется «Ангел Яхве» (Быт.18:1-2; Исх.3:2-6; Исх.13:21-22,14:19). В Новом Завете (наряду с толкованиями раввинов) говорится об участии ангелов в передаче Закона на горе Синай (Деян 7:53; Гал 3:19 и Евр 2:2)[1]. Обращает на себя внимание и то, что ангелы не только являются людям и беседуют с ними, но ещё и действуют в нашем мире: выводят за руки семью Лота из Содома (Быт.19:15), поражают людей (2Сам.24:16; 4Цар.19:35; 2Хрон.32:21), ангел возмущает воду (Ин.5:4), ангел отваливает камень от гроба Иисуса (Мф.28:2), ангел открывает двери темницы (Деян.5:19) и пр..

Церковь единодушно исповедует веру в то, что к каждому человеку приставлен ангел-хранитель, сопровождающий его на всех путях жизни. Согласно Библии ангелы также ведают народами (Дан.10:13) и стихиями (Откр.16:5), а Откровение начинается обращением Иису­са Христа к ангелам семи церквей. Даже если под ангелами церквей следует подразумевать епископов, то сама возможность такого образного выражения говорит о служении ангелов как хранителей уже не отдельных веруюших, но целых общин[2]. Наиболее известные и значительные в Библии ангелы имеют собственные имена, среди них Михаил (Дан.10:13; Иуд.1:9; Откр.12:7) и Гавриил (Дан.9:21; Лук.1:19).

 


[1] Библейская Энциклопедия Брокгауза. Фритц Ринекер, Герхард Майер http://www.bible-center.ru/ru/dict/brodict/a/angel

[2] Сергей Аверинцев. София-Логос. Словарь под редакцией Н.П. Аверинцевой и К.Б. Сигова http://www.libros.am/book/read/id/225921/slug/sofiya-logos-slovar

[3] Святитель Феофан Затворник. Душа и ангел — не тело, а дух http://verapravoslavnaya.ru/?Feofan_Zatvornik__Dusha_i_angel

очи Его, как пламень огненный | у Которого очи, как пламень огненный | Очи у Него как пламень огненный

К тексту:
1:14
2:18
19:12

В книге пророка Даниила есть описание видения «мужа в льняных одеждах», детали этого описания подобны тем, что и в явлении воскресшего Иисуса Христа Иоанну[1]:

и поднял глаза мои, и увидел: вот один муж, облеченный в льняную одежду, и чресла его опоясаны золотом из Уфаза. Тело его—как топаз, лице его—как вид молнии; очи его—как горящие светильники, руки его и ноги его по виду—как блестящая медь, и глас речей его—как голос множества людей (Дан.10:5-6)

Толкователи Откровения уделяют особое внимание символике описания очей воскресшего Иисуса Христа.

Святитель Андрей, архиепископ Кесарии Каппадокийской (ок. VII в.):

Очи Его, как огненный пламень, просвещают Святых и опаляют нечестивых[2].

Византийский богослов Экумений, епископ Триккский (†. ок. 945 г.):

Иоанн говорит: и очи Его, как пламень огненный. Он обнаруживает, с одной стороны, что Христос есть свет, — и сам Он так Себя называет, когда говорит: Я есмь свет и истина. С другой стороны, он делает внушение об опасности и угрозе семи церквям, которым послал книгу Откровения, поскольку не вполне следовали они Его законам[2].

Христианский богослов и философ Ориген (ок.185-254):

Как пламя есть нечто светлое и вместе с тем освещающее, а еще огневидное и потребляющее материальное, так и очи Слова (которыми смотрит и всякий принявший Его участие), принадлежа Ему, уничтожают и подвергают уничтожению более материальное и более грубое[3].

Церковный писатель Апрингий († сер. VI в.):

Ибо как пламя проникает во всякое тело, которое охватывает, и не оставляет в неприкосновенности ни одной части, которой бы оно не опалило своим жаром, так и очи Божий не могут быть отведены. Они везде и во всем и, предвидя все человеческие поступки, исследуют их со святой неотступностью[3].

Церковный историк Беда Достопочтенный (637 — 735):

Иногда о заповедях говорится как об очах Божиих, иногда о Духе. Слово Твое, Господи, — восклицает псалмопевец, — светильник ноге моей (Пс 118:105). И о Духе: Огонь пришел Я низвести на землю (Лк 12:49)[3].

Каждое из семи посланий Асийским церквам начинается одним из описаний Иисуса Христа, содержащимся в первой главе. Среди них есть и выражение у Которого очи, как пламень огненный:

rev1


[1] Православная Энциклопедия под редакцией Патриарха Московского и всея Руси Кирилла. ДАНИИЛ http://www.pravenc.ru/text/171183.html

[2] Толкование Священного Писания. Введенский мужской ставропигиальный
монастырь Оптина Пустынь http://bible.optina.ru/new:otkr:01:14

[3] Толкование Священного Писания. Введенский мужской ставропигиальный
монастырь Оптина Пустынь http://bible.optina.ru/new:otkr:19:12

глава Его и волосы белы, как белая волна, как снег

К тексту:
1:14

Голова его и волосы белы, как белая шерсть, как снег. Похожий текст находим в книге пророка Даниила:

Видел я, наконец, что поставлены были престолы, и воссел Ветхий днями; одеяние на Нем было бело, как снег, и волосы главы Его — как чистая волна; престол Его — как пламя огня, колеса Его — пылающий огонь (Дан.7:9)

Волосы «Ветхого днями» т.е. Господа Саваофа сравниваются с чистой шерстью (евр. צמר — «амар», греч. έριον — шерсть или в Синодальном переводе волна). Данную аналогию с описанием Иисуса Христа в Откровении, объясняет русский духовный писатель Матвей Васильевич Барсов:

Здесь образ понятен: 1) убеленная благолепными сединами глава наглядно изображает вечное, домирное бытие Ветхого денми; 2) седины, принадлежность маститой старости, служат символом властного авторитета в судебных делах, потому что старцы у евреев, как и вообще на Востоке, пользовались высоким уважением (Лев.19:32 и др.), имели право власти и суда («старейшины» — зекеним, см.Втор.22:15 и далее; 25:7; Руфь 4:2; Иудифь 10:6; особ.Иов 29:7-9,12-18). В приложении к Иисусу Христу образ этот, очевидно, будет иметь одинаковое значение. Верность параллели подтверждается словами и действиями Господа в Апокалипсисе: 1) Он называет Себя вечным: Я — первый и последний (1:17; ср.2:8); 2) во 2-й и 3-й главах Он производит Свой праведный суд над Церквами, как их Глава и Владыка; в 19:11 Иоанн видит Сына Божия сидящим на белом коне — и сидящий на нем называется Верный и Истинный, который праведно судит (ср.1:7). Итак, Иисус Христос явился облеченный славой, которую имел Он до начала бытия мира (Ин.17:5), властью над всеми (Мф.28:18; Апок.2:27) и правами верховного Судии (Ин.5:22)[1].

В Библии есть еще два места, в которых используется сравнение с белизной шерсти. Оба фрагмента находятся в Ветхом Завете:

Дает снег, как волну; сыплет иней, как пепел (Пс.147:5)

Тогда придите — и рассудим, говорит Господь. Если будут грехи ваши, как багряное, — как снег убелю; если будут красны, как пурпур, — как волну убелю (Ис.1:18)

В описании волос воскресшего Иисуса Христа, также присутствует сравнение со снегом. Кроме вышеуказанных фрагментов, чистота и белизна снега используется для сравнения в следующих местах Ветхого Завета:

Окропи меня иссопом, и буду чист; омой меня, и буду белее снега (Пс.50:9).

Когда Всемогущий рассеял царей на сей [земле], она забелела, как снег на Селмоне (Пс.67:15).

Князья ее [были] в ней чище снега, белее молока; они были телом краше коралла, вид их был, как сапфир (Плач.4:7)

В Новом Завете со снегом сравниваются одежда Иисуса Христа, когда Он преобразился перед своими учениками на горе Фавор и одежда Ангела Господня, который явился мироносицам после воскресения Иисуса Христа:

И, по прошествии дней шести, взял Иисус Петра, Иакова и Иоанна, и возвел на гору высокую особо их одних, и преобразился перед ними. Одежды Его сделались блистающими, весьма белыми, как снег, как на земле белильщик не может выбелить (Мк.9:2-3).

И вот, сделалось великое землетрясение, ибо Ангел Господень, сошедший с небес, приступив, отвалил камень от двери гроба и сидел на нем; вид его был, как молния, и одежда его бела, как снег (Мф.28:2-3).

Толкователи Откровения обращают внимание на символику в описании головы и волос воскресшего Иисуса Христа.

Святитель Андрей, архиепископ Кесарии Каппадокийской (ок. VII в.):

Хотя для нас Он и новый, но Он древний или, правильнее, предвечный, ибо о сем свидетельствуют Его власи белы[2].

Святитель Кесарий, митрополит Арелатский (470- 543):

Глава Его, речет Иоанн, и волосы — как белая шерсть, как снег. Он говорит, что белые волосы — это множество облаченных в белые одежды, то есть неофитов, пришедших через крещение. Шерсть — потому что они суть овцы Христовы. Снег — потому что как снег падает без принуждения с небес, так и благодать крещения приходит не в результате каких-либо предшествующих заслуг. Ведь сами крестившиеся суть Иерусалим, который ежедневно, наподобие снега, спускается с неба. Он говорит, что потому Иерусалим, то есть Церковь, спускается с неба, что с неба — благодать, через которую она освобождается от грешников и соединяется со Христом, то есть вечным главой и небесным женихом. Как и наоборот говорит апостол, что зверь поднимается из бездны — то есть злой народ, рожденный от злого народа. Ведь как Иерусалим, нисходя в смирении, возвышается, так зверь — то есть высокомерный народ, — надменно поднимаясь, низвергается[2].

Священномученик Викторин Петавийский (230-303/4):

Через белизну главы указывается на Его древность, и бессмертие, и первоисточник могущества. А Христу глава — Бог (1 Кор 11:3)[2].

Церковный писатель Апрингий († сер. VI в.):

Христу глава — Бог(1 Кор 11:3). Он изображен белым из-за блеска чистоты Нерожденного, простого света Единородного, чистого сияния Святого Духа и непорочной красоты праведности. Он не случайно называется белым, когда сравнивается с белой шерстью и снегом, из-за прощения, которое Он непрерывно предоставляет грешникам. Так и написано: Если будут грехи ваши, как багряное, — как снег убелю; если будут красны, как пурпур, — как волну убелю(Ис 1:18)[2].

Византийский богослов Экумений, епископ Триккский (†. ок. 945 г.):

По словам Иоанна, глава Его и волосы белы, как белая волна, как снег. Ибо у Христа таинство ново по чудесному явлению, а по благоволению, поистине, предвечно. Ведь божественный апостол написал о Нем тайну, сокрытую от веков и родов, Он ныне открыл святым Своим, которым благоволил (Кол 1:26-27). Итак, он показывает, что седина главы Его, уподобленная волне и снегу, — древность таинства, каковая относится к [предвечному] Божию благоволению[2].

 


[1] Апокалипсис святого Иоанна Богослова. Толкование и руководство к изучению. Составил М.Барсов http://dearfriend.narod.ru/books/mvb/ap/0307.html

[2] Толкование Священного Писания. Введенский мужской ставропигиальный
монастырь Оптина Пустынь http://bible.optina.ru/new:otkr:01:14

по персям опоясанного золотым поясом

К тексту:
1:13

περιεζωσμένον πρὸς τοῖς μαστοῖς ζώνην χρυσῆν — опоясанного у груди поясом золотым.

В книге пророка Даниила есть описание видения «мужа в льняных одеждах», детали этого описания те же, что и в явлении Иисуса Христа Иоанну, только у Даниила явившейся опоясан по чреслам (чуть выше бедер), а у Иоанна по персям (у груди)[1]:

и поднял глаза мои, и увидел: вот один муж, облеченный в льняную одежду, и чресла его опоясаны золотом из Уфаза. Тело его—как топаз, лице его—как вид молнии; очи его—как горящие светильники, руки его и ноги его по виду—как блестящая медь, и глас речей его—как голос множества людей (Дан.10:5-6)

Русский духовный писатель Матвей Васильевич Барсов пишет в своем комментарии на Откровение:

Пояс составлял необходимую принадлежность длинной и широкой во­сточной одежды. При путешествиях, физической работе, военных действи­ях обыкновенно подпоясывались немного выше бедер, по чреслам, вслед­ствие чего нижний край одежды поднимался вверх и давал, таким обра­зом, возможность производить быстрые и сильные движения. Люди заня­тые, рабочие — раб, воин, посланник — иначе и не подпоясывались. По­этому в символике Священного Писания пояс на чреслах указывает на слу­жебное или зависимое положение. Напротив, невозмутимая важность и величественное спокойствие, с каким являлись восточные владыки и жре­цы требовали медленных движений и внушительной осанки. Отсюда — пояс, опоясанный по персям, благодаря которому сама фигура казалась имеющей более внушительные размеры, а одежда, спускалась к ногам и драпировалась красивыми складками[2].

Толкователи Откровения уделяют особое внимание символике золотого пояса Иисуcа Христа.

Святитель Андрей, архиепископ Кесарии Каппадокийской (ок. VII в.):

Был Он препоясан золотым поясом не по бедру, как делают люди для укрощения похотей (им непричастна Божественная плоть), но по груди — при сосцу, чтобы тем самым показать, что и последние меры Божественного гнева удерживаются человеколюбием и что истина опоясует завета сии Владычнии сосцы, которыми питаются верные.- Для означения высшего превосходства, чистоты и нескверности пояс назван златым[3].

Священномученик Викторин Петавийский (230-303/4):

Золотой пояс, опоясывающий перси — воспламененное знание и чистое духовное понимание, переданное церквям[3].

Блаженный Иероним Стридонский (ок. 347, Стридон — 30.09.419/20, Вифлеем), в трактате на Евангелие от Марка:

Господь же наш Иисус, являющийся в Откровении Иоанна посреди семи светильников, был опоясан золотым поясом — не по чреслам, но по персям. Закон опоясывается по чреслам; но Христос есть Евангелие, и монашеский подвиг судится за похоть не только тела, но и ума. Хорошо и не помышлять ни о чем дурном, ибо осуждается всякий прелюбодей. Истинно, истинно говорю вам, что всякийу кто смотрит на женщину с вожделением, уже прелюбодействовал с нею в сердце своем (Мф 5:28). Написано, — говорит Он, — в Законе: не прелюбодействуй (Мф 5:27). Это есть кожаный пояс, опоясывающий чресла. А Я говорю вам, что всякий, кто смотрит на женщину с вожделением, уже прелюбодействовал с нею в сердце своем — это золотой пояс, опоясывающий перси[3].

Церковный писатель Апрингий († сер. VI в.):

Перси Господа — это святое учение Закона и Евангелия. Это опоясание есть знак страстей, о котором Он Сам говорит Петру: Когда состаришься, другой препояшет тебя, и поведет, куда не хочешь(Ин 21:18). Золотой пояс — это Его вечная сила, окропленная кровью страдания Господа. Пестрота этого пояса есть различие добродетелей и единая сила множества чудес. То же можно понять иначе: пояс — это хор святых, как золото, испытанное в огне. Или же: золотой пояс вокруг груди — это горящий ум и чистое духовное чувство, таким образом данное церквам[3].

 


[1] Православная Энциклопедия под редакцией Патриарха Московского и всея Руси Кирилла. ДАНИИЛ http://www.pravenc.ru/text/171183.html

[2] Апокалипсис святого Иоанна Богослова. Толкование и руководство к изучению. Составил М.Барсов http://dearfriend.narod.ru/books/mvb/ap/0307.html

[3] Толкование Священного Писания. Введенский мужской ставропигиальный
монастырь Оптина Пустынь http://bible.optina.ru/new:otkr:01:13

облеченного в подир

К тексту:
1:13

ἐνδεδυμένον ποδήρη — буквально переводится как «одетого в одежду до пят».

В Септуагинте словом ποδήρης (подир) переводятся следующие еврейские слова:

  • מעיל (меиль) – плащ, верхняя одежда, которая не шьется по точному размеру человека, и предназначена для внешнего облачения; в Ветхом Завете, верхняя одежда голубого цвета, предназначенная для первосвященника (Исх.28:31) и одежда пророков (1Цар.18:4; 1Цар.28:14);
  • בדים (баддим) — лён, льняные одежды; в Ветхом Завете, одежды небожителей, являющихся пророкам (Иез.9:2; Дан.10:5);
  • מחלצות (махалациот) — торжественные или фестивальные одежды (Зах.3:4).

В книге пророка Даниила есть описание видения «мужа в льняных одеждах», детали этого описания те же, что и в явлении Иисуса Христа Иоанну[1]:

и поднял глаза мои, и увидел: вот один муж, облеченный в льняную одежду, и чресла его опоясаны золотом из Уфаза. Тело его—как топаз, лице его—как вид молнии; очи его—как горящие светильники, руки его и ноги его по виду—как блестящая медь, и глас речей его—как голос множества людей (Дан.10:5-6)

Интересно, что в Септуагинте, только в книге пророка Даниила, слово בדים (баддим — «льняные одежды») оставлено без перевода, точнее переведено как βαδδιν.

Священномученик Викторин Петавийский пишет на этот фрагмент Откровения:

В одежде первосвященника — ясно передано, что это — плоть, не уничтоженная смертью и обладающая через страдание вечным священством[2].

Святитель Андрей, архиепископ Кесарии Каппадокийской (ок. VII в.) пишет:

облеченнаго в подир, как Вышняго, по чину Мелхиседекову Apxиepeя (Пс. 109, 4)[2].

 


[1] Православная Энциклопедия под редакцией Патриарха Московского и всея Руси Кирилла. ДАНИИЛ http://www.pravenc.ru/text/171183.html

[2] Толкование Священного Писания. Введенский мужской ставропигиальный
монастырь Оптина Пустынь http://bible.optina.ru/new:otkr:01:13

подобный Сыну Человеческому

К тексту:
1:13
14:14

В Ветхом Завете есть одна точная аналогия выражению «подобный Сыну человеческому», содержится она в книге пророка Даниила:

Видел я в ночных видениях, вот, с облаками небесными шел как бы Сын человеческий, дошел до Ветхого днями и подведен был к Нему (Дан.7:13).

Здесь еврейское כבר אנש (кэвар энаш — «как сын человека») отличается от часто встречаемых в Ветхом Завете выражений בן אדם (бэн адам — «сын Адама») и  בן אנושׁ (бэн энош — «сын Еноса»), которые в Септуагинте также переводятся как «сын человеческий» (Пс.79:18; Пс.143:3; Ис.51:12; Иез.2:1 и пр.), и означают просто «человек».

Священник Александр Мень в своем Библиологическом словаре пишет, что образ «Сына Человеческого» из книги пророка Даниила нельзя отождествлять с человеком в обычном смысле слова, ибо «Сын Человеческий» грядет на облаках небесных, что является атрибутом Теофании (Богоявления). В еврейских апокрифах (1-ая книга Еноха, 46:3-4; 62:7-9) понятие «Сын Человеческий» обретает ярко выраженные мессианские черты. Иисус Христос постоянно называет Себя «Сын Человеческий», тем самым указывая и на Свою человеческую природу, и на Свое мессианское достоинство[1].

В Евангелиях выражение «Сын Человеческий» (ὁ Υἱὸς τοῦ ἀνθρώπου) встречается как правило в высказываниях Иисуса Христа о Себе Самом (Мф.8:20; Мк.2:10; Лк.5:24; Ин.1:51 и пр.). В остальных книгах Нового Завета эта фраза встречается 5 раз. Два раза по отношению ко всем людям:

потому что мне через откровение возвещена тайна (о чем я и выше писал кратко), то вы, читая, можете усмотреть мое разумение тайны Христовой, которая не была возвещена прежним поколениям сынов человеческих, как ныне открыта святым Апостолам Его и пророкам Духом Святым (Еф.3:3-5)

Ибо не Ангелам Бог покорил будущую вселенную, о которой говорим; напротив некто негде засвидетельствовал, говоря: что значит человек, что Ты помнишь его? или сын человеческий, что Ты посещаешь его? (Евр.2:5-6)

и 3 раза по отношению к Иисусу Христу:

Стефан же, будучи исполнен Духа Святаго, воззрев на небо, увидел славу Божию и Иисуса, стоящего одесную Бога, и сказал: вот, я вижу небеса отверстые и Сына Человеческого, стоящего одесную Бога (Деян.7:55-56)

Я обратился, чтобы увидеть, чей голос, говоривший со мною; и обратившись, увидел семь золотых светильников и, посреди семи светильников, подобного Сыну Человеческому, облеченного в подир и по персям опоясанного золотым поясом (Откр.1:12-13)

И взглянул я, и вот светлое облако, и на облаке сидит подобный Сыну Человеческому; на голове его золотой венец, и в руке его острый серп  (Откр.14:14)

Византийский богослов Экумений, епископ Триккский (ум. ок. 945 г.) так толкует фрагмент о «Сыне Человеческом» :

Сыном Человеческим, ради нас смирившим Себя до рабского облика, он называет Христа, Который, согласно божественному псалмопевцу, стал плодом чрева (Пс 126:3), а именно чрева не познавшей брака приснодевы Марии. Ведь поскольку Мария — человек и наша сестра, то Тому, Кто произведен ею на свет бессемейным образом, Богу Слову по плоти, естественно быть поименованным Сыном Человеческим. И апостол излагает осмотрительно, говоря не о Сыне Человеческом, но оподобном Сыну Человеческому, еще и [потому, что Он] — Эммануил , Бог и Господь всего вообще[2].

 


[1] Библиологический словарь. Александр Мень http://enc-dic.com/men/Sn-chelovecheski-1496.html

[2] Толкование Священного Писания. Введенский мужской ставропигиальный
монастырь Оптина Пустынь http://bible.optina.ru/new:otkr:01:13

напиши в книгу

К тексту:
1:11

См. также: напиши

Слово βιβλίον с древнегреческого переводится как книга (отсюда Библия (βιβλία) — книги). На древнееврейском книга это сефер (ספר — производное от корня «рассказывать»), правда в Ветхом Завете словом сефер обозначается всякий письменный текст, это может быть письмо, реестр, свод и пр.[1].

Во время написания книги Откровение основной формой книги был свиток. В греко-римский мир папирусный свиток пришел из Египта и господствовал вплоть до III века. Греки называли египетский папирус βίβλος (или βύβλος) — «кора», отсюда и произошло слово βιβλίον[2]. У евреев в качестве писчего материала использовался неяр (на современном иврите — «бумага»), который по мнению некоторых исследователей мог изготавливаться не из папируса, а из луба различных растений. Для изготовления свитков, содержащих священные тексты, евреи использовали специально обработанные шкуры «чистых» животных, обработанные под пергамент[1].

Источник: https://commons.wikimedia.org/wiki/File:Volumen_y_Rotulus.jpg

Разница способов записи текста на свитке в античности: литературный — колонками (volumen) и в документах — сплошным текстом (rotulus).

Свиток изготавливался из отдельных кусков папируса или пергамента, которые последовательно склеивались в полосу. Длина папирусной полосы как правило не превышала 10 метров, а в среднем была около 6 метров[3], средняя же длина пергаментного свитка Торы равнялась примерно 60 метрам. Далее эта полоса наматывалась на палку. Текст записывался последовательными колонками шириной около 5—7,5 см, которые располагались параллельно палке, соответственно высота колонок варьировалась в зависимости от ширины полосы[4]. В свитках, содержащих документы, текст не делился на столбцы и располагался перпендикулярно палке. В некоторых случаях на свитке писали с обеих сторон (Иез.2:10; Зах.5:1-3; Отк.5:1) — такой свиток называется “опистограф”.

Во время чтения свиток держали в одной руке, а палку, на которую его наматывали, в другой. Длинные свитки могли наматывать на две палки, и читавший постепенно перематывал свиток с одной палки на другую. Свиток был довольно-таки неудобен в употреблении, поэтому начиная со II века на смену свитку постепенно приходит кодекс — несколько тетрадей из согнутых пополам и прошитых по сгибу листов писчего материала, скрепленных и вставленных в переплет.

В древности употреблялись два стиля греческого письма, во-первых это курсив, который использовался для написания нелитературных текстов, таких как письма, счета, расписки и т.п. Литературные же произведения писались шрифтом, известным как унциальное письмо, этот вариант письма характеризуется более отчетливым исполнением букв, каждая из которых стоит изолированно (на слайдере сайта изображен фрагмент Откровения из Синайского кодекса (IV век), который написан византийским унциальным письмом). Унциал имеет много общего с современными заглавными буквами. При написании текста между словами или предложениями не оставлялось пробелов (такой тип письма называют непрерывным — scriptio continua), вплоть до VIII в. знаки пунктуации встречались в исключительных случаях[4].

Так как до сих пор не обнаружено ни одного автографа Нового Завета, то невозможно точно сказать как и на чем была написана книга Откровение. Однако в древнем апокрифе «Деяния Иоанна Богослова, написанные Прохором, учеником его» можем прочитать такие строки:

И он снова призвал меня, говоря: чадо Прохор! иди в город и возьми бумагу и чернила, и приди сюда. Я же тотчас вышел и, взяв бумагу и чернила, принес к Иоанну. Он же сказал мне: то, что услышишь из уст моих, запиши на бумагу. И открыв уста свои, он начал говорить; я же записывал. И сотворили мы там два дня: он говоря, а я записывая. И снова мы вошли в город и пришли в дом Сосипатра. И он предложил нам трапезу, и мы ели и пили там. Утром же сказал Иоанн к Сосипатру: чадо! найди мне еще кожиц для написания Апокалипсиса (то есть Откровения). И принёс Сосипатр кожицы. И повелел мне Иоанн приготовить их и написать на них Откровение начисто. Я же со всем усердием переписал Откровение, которое слышал из уст Иоанна. По написании же призвал Иоанн всех братьев и мы вошли в церковь. И он сказал ко мне: чадо Прохор! возьми свитки Откровения и прочти их в уши всех братьев. Я же прочел, и возрадовались все радостью великой. И сказал Иоанн: возьмите свитки эти и перепишите, и положите их во всех церквях. И я дал им то, что написано на кожицах, а первое, что написано на бумаге в пещере, удержал у себя[5].

Книга в Новом Завете

Апостол Павел во втором послании Тимофею пишет:

Когда пойдешь, принеси фелонь, который я оставил в Троаде у Карпа, и книги, особенно кожаные (2Тим.4:13).

Эти строки говорит о том, что у первых христиан в ходу были книги (свитки) из пергамента. Возможно это были книги Ветхого Завета.


[1] Книга в Иудаизме http://www.jearc.info/wiki/%D0%9A%D0%BD%D0%B8%D0%B3%D0%B0_%D0%92_%D0%98%D1%83%D0%B4%D0%B0%D0%B8%D0%B7%D0%BC%D0%B5_(%D0%AD%D0%95%D0%AD)

[2] Словари и энциклопедии на Академике http://greek_russian.academic.ru/11909/%CE%B2%CE%B9%CE%B2%CE%BB%CE%BF%CF%82

[3] В. Г. Борухович. В мире античных свитков http://ancientrome.ru/publik/article.htm?a=1274099514

[4] Брюс М. Мецгер. Текстология Нового Завета http://azbyka.ru/otechnik/Biblia/tekstologija-novogo-zaveta/

[5] Деяния святого апостола и евангелиста Иоанна Богослова, написанные Прохором, учеником его http://apokrif.fullweb.ru/apocryph1/act_joann_prohor.shtml

семь золотых светильников | семь светильников

К тексту:
1:12
1:13
1:20
2:1

λυχνία — 1) подсвечник; 2) светильник.

Если брать более точный перевод, то нужно читать «семь золотых подсвечников». Словом λυχνία в Септуагинте переводится еврейское слово מנורה (менора). Непосредственно светильник, это λύχνος, что хорошо видно в евангельском тексте:

Никто, зажегши свечу (λύχνος), не ставит ее в сокровенном месте, ни под сосудом, но на подсвечнике (λυχνία), чтобы входящие видели свет (Лк.11:33).

Далее, в Откровении, объясняется, что означают эти семь светильников или подсвечников:

семь светильников, которые ты видел, суть семь церквей (Откр.1:20).

Византийский богослов Экумений, епископ Триккский (ум. ок. 945 г.), толкует этот фрагмент так:

Семь подсвечников, как Иоанн толкует позднее, есть семь церквей, о которых ему было повеление написать. Подсвечниками же он их назвал потому, что они несут на себе свет славы Христовой. В самом деле, он не называет их светильниками, но подсвечниками. А этому подсвечнику не свойственно светить: но несет на себе то, что может светить. И Христос умным светом освещает Свои церкви. Ведь подобным образом святой апостол увещевает принявших веру: будьте, как светила в мире, содержа слово жизни. Поистине, как это светило не содержит света само по себе, но принимает в себя свет, который поступает извне, так и здесь евангелист видит церкви в образе подсвечников, а не светильников. Ибо сказано о Христе: ты сияешь с гор вековечных, — допустимо предположить, что это сказано об ангельских силах — и опять же по отношению к Отцу: Пошли свет Твой и истину Твою (Пс 42:3). И снова: свет лица Твоего, Господи [спас их]. Соответственно, и причастники божественного света упоминаются то как светочи, то как подсвечники. Золотымиже он называет подсвечники по причине чести и превосходства тех, кто был удостоен принять божественное осияние[1].

В Ветхом Завете также есть подобные образы. Господь повелел Моисею сделать светильник из чистого золота для Скинии Завета:

И сделай светильник (λυχνία) из золота чистого; чеканный должен быть сей светильник; стебель его, ветви его, чашечки его, яблоки его и цветы его должны выходить из него; шесть ветвей должны выходить из боков его: три ветви светильника из одного бока его и три ветви светильника из другого бока его; три чашечки наподобие миндального цветка, с яблоком и цветами, должны быть на одной ветви, и три чашечки наподобие миндального цветка на другой ветви, с яблоком и цветами: так на [всех] шести ветвях, выходящих из светильника; а на [стебле] светильника должны быть четыре чашечки наподобие миндального цветка с яблоками и цветами; у шести ветвей, выходящих из [стебля] светильника, яблоко под двумя ветвями его, и яблоко под другими двумя ветвями, и яблоко под [третьими] двумя ветвями его. Яблоки и ветви их из него должны выходить: он весь [должен] [быть] чеканный, цельный, из чистого золота. И сделай к нему семь лампад (λύχνος) и поставь на него лампады его, чтобы светили на переднюю сторону его; (Исх.25:31-37)

В книге пророка Захарии:

И возвратился тот Ангел, который говорил со мною, и пробудил меня, как пробуждают человека от сна его. И сказал он мне: что ты видишь? И отвечал я: вижу, вот светильник (λυχνία) весь из золота, и чашечка для елея наверху его, и семь лампад (λύχνος) на нем, и по семи трубочек у лампад, которые наверху его; и две маслины на нем, одна с правой стороны чашечки, другая с левой стороны ее. (Зах.4:2-4)

Каждое из семи посланий Асийским церквам начинается одним из описаний Иисуса Христа, содержащимся в первой главе. Среди них есть и упоминание о семи светильниках:

rev1


[1] Толкование Священного Писания. Введенский мужской ставропигиальный
монастырь Оптина Пустынь http://bible.optina.ru/new:otkr:01:12

чей голос, говоривший со мною

К тексту:
1:12

Священномученик Ириней Лионский комментирует этот фрагмент так:

Ни Моисей, ни Илия, ни Иезекииль, имевшие много небесных видений, не видели Бога, а что видели они, было подобием славы Господней и пророчествами о будущем. Очевидно, что Отец невидим, как и Господь сказал: Бога не видел никто никогда (Ин 1:18), а Слово Его, как Он Сам хотел и для пользы видящих, открывало славу Отца и изъясняло Его распоряжения, как и Господь сказал: Единородный Бог, сущий в недре Отчем, Он явил[1].

 


[1] Толкование Священного Писания. Введенский мужской ставропигиальный
монастырь Оптина Пустынь http://bible.optina.ru/new:otkr:01:12