ЕС и ЕАЭС через призму эсхатологической антропологии

Самобытный православный богослов Феликс Карелин (1925 – 1992) в работе «Теологический манифест» высказывает очень важную и, думается, для верующего человека бесспорную мысль: «Если попытаться объять духовную жизнь человеческого общества в целом, то удобнее всего представить ее в виде трех концентрических окружностей. Во внутренней сфере пребывает культ – Богоустановленная основа религиозной жизни, в средней – индивидуальная мистика и богословское осмысление, во внешней сфере – творчество и наука. Ибо мистика и богословие откровенно живут религиозным культом, а творчество и наука тайно питаются мистическими прозрениями и богословскими постулатами»1.

Рассматривая тему, касающуюся проблем и перспектив сотрудничества и соперничества ЕС и ЕАЭС, как представляется, невозможно уйти от попытки эсхатологического осмысления данного вопроса, в особенности его антропологической составляющей. Прошу читателя набраться терпения, поскольку без соответствующего предварительного разъяснения вопрос «зависает в воздухе». Итог с выходом на тему будет дан в третьей части статьи.

1.

В Откровении святого Иоанна Богослова верующие призываются к духовной смелости: «Побеждающий наследует все, и буду ему Богом, и он будет Мне сыном. Боязливых же… участь в озере, горящем огнем и серою. Это смерть вторая» (Откр. 21:7,8). Попробуем, следуя этим путём, взглянуть на указанную тему с точки зрения Апокалипсиса. Но начнём, используя подсказку Феликса Карелина, с культа.

В закрытой части Божественной Литургии православных христиан – Литургии верных – хор поёт от лица молящихся удивительную по смыслу Херувимскую песнь: «Мы, таинственно изображающие Херувимов и воспевающие животворящей Троице трисвятую песнь…»2. Во многих приходах Русской Православной Церкви Московского Патриархата существует обычай: во время пения Херувимской песни миряне стоят, сложив крестообразно руки на груди, как Херувимы крылья на иконах3. Особенно поражает эта сцена тогда, когда узнаешь, кто такие Херувимы: «Посреди престола и вокруг престола четыре животных, исполненных очей спереди и сзади. И первое животное было подобно льву, второе животное подобно тельцу, и третье животное имело лице как человек, и четвертое животное подобно орлу летящему. И каждое из четырех животных имело по шести крыл вокруг, а внутри они исполнены очей; и ни днем, ни ночью не имеют покоя, взывая: свят, свят, свят Господь Бог Вседержитель, который был, есть и грядет» (Откр. 4:6-8). Зачем верующие «таинственно изображают» животных? Почему эти животные «исполнены очей»? Как понимать то, что животные «ни днем, ни ночью не имеют покоя?» Попробуем более внимательно прочитать Апокалипсис и в нем найти ответы на все эти вопросы, не прикрываясь боязливостью.

Буквально чуть ли ни в первых строках мы находим искомое: «И когда он взял книгу, тогда четыре животных… пали пред Агнцем… И поют новую песнь, говоря: …Ты был заклан, и Кровию Своею искупил нас Богу из всякого колена и языка, и народа и племени, и соделал нас Царями и священниками Богу нашему, и мы будем царствовать на земле» (Откр. 5:8-10). Текст по смыслу совершенно прозрачный и недвусмысленный: верующие во Христа всех племен и народов и есть эти «четыре животных». Отсюда понятно, почему они «исполнены очей», «ни днем, ни ночью не имеют покоя»: на всех часовых поясах планеты живут христиане, их молитвы образуют непрерывный круг славословий.

В течение относительно короткого времени после сотворения кроманьонец, благословленный Богом, заселяет «четыре крыла» (стороны) Земли: Европу, Азию, Австралию, Африку. А затем еще «два крыла» (две стороны) Нового Света – Северную и Южную Америку. Безусловно, человек того времени находился в «плаценте» животного мира, «пуповиной» обычной жизни он был связан с его «чревом». И это «разумное животное», естественно, всюду, куда ни приходило, чтобы жить, должно было вписаться в «биоценоз своего ландшафта»4, найти свое место – «профессию» – в экологической нише.

Но чем могли различаться друг от друга люди шестого дня Творения, когда их становилось все больше и больше? В психологическом плане человек шестого дня сразу после сотворения был подобен вулканической лаве, охватывающей землю, но и с течением времени остывающей, приобретающей жесткие формы. Этому, несомненно, способствовало определенное различие в климатических зонах, природных ландшафтах, зоологических сообществах. Совершенно очевидно, что поведенческий рисунок человека в экваториальных (тропических) лесах, саваннах, евразийских степях, в лиственных лесах умеренного пояса был различный.

Экваториальные (тропические) леса требуют постоянного бодрствования, повышенной чуткости, внимательности, то есть определенного крена в темпераменте в меланхолическую сторону. Нет, речь не идет о невозможности существования других видов темперамента в этих условиях, но именно об определенном их крене в меланхолическую сторону.

Другой вид темперамента требовали саванна и степи Передней Азии: периодически накапливать энергию для совершения мощного усилия, для выброса её в необходимый момент времени. Остывающая «вулканическая лава» Творения закрепила здесь холерический крен темперамента.

Степи, горные луга остудили «вулканический жар» человека шестого дня своей безбрежностью и открытостью: они затребовали темперамент подвижный, относительно легко возбуждающийся, теребящий, постоянно готовый менять направление движения. Здесь неизбежно появление крена в сангвиническую сторону.

Совершенно другой тип темперамента должен был складываться у людей, заселяющих леса умеренного пояса: терпеть, стойко переносить холод, ждать, копить энергию, но в определенный момент времени «срывать плотину» перед ней, бурным потоком всё сметая на своём пути. Охлаждение «вулканической лавы» породило здесь флегматический крен в племенах людей, сотворенных в шестой день Творения.

Как представляется, чётко просматривается привязка крена темперамента к определённому животному, что, к слову, зафиксировали мифы и сказания многих народов: меланхолический свойственен обезьяне, холерический – льву, сангвинический – волку, флегматический – медведю. Естественно, не могли не возникнуть в связи с этим креном и некоторые особенности в строении тел, поскольку «темпераменты составляют ту часть психического, которая… стоит в корреляции со строением тела»5.

Ещё раз повторим: это не значит, что в «животных» племенах исчезали другие типы темперамента, речь идёт лишь об определённом крене. Скажем, русских (соответственно и страну) часто называют медведями, что отражает действительное положение вещей: крен во флегматическую сторону. Но это не отменяет существование меланхоликов, сангвиников и холериков среди русских.

Со временем такое положение вещей стало почвой для возникновения тотемизма. Однако закон тотемизма запрещает людям произносить имя своего тотема. И если племена с холерическим креном темперамента этот запрет довольно быстро преодолевают, то сангвиники, флегматики и меланхолики будут держаться «преданий старины глубокой» как можно дольше. Когда у человека из племени «волка» спрашивали о тотеме, то он, не боясь «нанести вред» ему, мог смело отвечать: он «подобен орлу летящему», поскольку у волка-одиночки и летящего в поисках добычи орла, по существу, один объект охоты. Человек из племени «медведя» на этот вопрос даст такой ответ: он «подобен тельцу». Если в первом случае прибегали к помощи «брата» по экологической нише, то во втором – к животному, близкому по темпераменту к тотему. Обратите внимание: Святой Иоанн Богослов пишет, что животное подобно льву, тельцу, орлу, а не просто: лев, орел и телец. Ну, а то, что обезьяна является единственным животным, имеющим лицо, думается, пояснять не надо.

Неверно утверждение, будто бы святые отцы никогда не говорили о чём-то подобном. Святой Ириней Лионский в пятой книге «Против ересей», толкуя пророка Исаию, пишет: «И, еще повторяя, говорит: «тогда волки и агнцы будут пастись вместе, и лев, как вол, будет питаться плевами, и змей будет есть землю как хлеб; и они не будут вредить и делать зла на Святой горе Моей, говорит Господь» (Ис. 65:25). Знаю, – замечает далее Ириней Лионский, – что некоторые пытаются относить это к диким людям, принадлежащим к различным народам и разных занятий, которые уверуют и, уверовав, сойдутся с праведными. Но, хотя и ныне это (справедливо) в отношении к некоторым людям, из различных племен приходящим в единомыслие веры, тем не менее в воскресение праведных сбудется и относительно тех животных, как сказано: ибо Бог богат всем»6.

2.

Что мы имеем. Научное сообщество утверждает, что человек шестого дня, о котором говорится в первой главе Библии, появился около 50-70 тысяч лет тому назад. Нет сомнений, что именно о виде Homo Sapiens говорится в этом месте Библии: «И сотворил Бог человека по образу своему, по образу Божию сотворил его; мужчину и женщину сотворил их. И благословил их Бог, и сказал им Бог: плодитесь и размножайтесь, и наполняйте землю, и обладайте ею…» (Быт. 1:27,28). Но богословы тоже не могут сдать своих позиций, потому что из Библии известно, что Адам был сотворен около семи тысяч лет тому назад. К тому же ученые не могут объяснить зарождение цивилизации, являющейся, по сути, ровесником Адама.

Если к данным науки относиться серьезно и не ставить под сомнение время создания Адама, то можно говорить о двух творениях (или этапах творения) человека. Постановке такого рода вопроса способствует и Библия: в главе первой рассказывается о сотворении человека в шестой день, а затем в главе второй, после сообщения о наступлении седьмого дня Творения, вдруг вновь разговор идет о создании человека, но уже называется его имя: Адам. Критики Библии давно уже обратили внимание на этот, как им кажется, противоречивый момент, а толкование «возвратиться назад, чтобы показать» неубедительно, особенно в свете научных данных.

Ряд современных христианских исследователей также настаивают на том, что в главе второй книги Бытие говорится уже о другом человеке. В качестве основного доказательства они приводят следующий аргумент: в главе первой говорится, что Бог сотворил человека, а в главе второй, где речь идет об Адаме, – создал. К тому же слова из главы первой «мужчину и женщину» на еврейском языке звучат довольно грубо: перевод это смягчает. Стало быть, можно говорить о различных этапах творения человека, что, как представляется, и зафиксировала глава вторая книги Бытие.

В Церкви вопрос о «двух творениях» поднимался давно. Панайотис Неллас в книге «Обожение. Основы и перспективы православной антропологии» пишет: «В этой перспективе (применение апофатического метода в антропологии – В.М.) несколько проясняются два столь оживлённо обсуждавшихся современными богословами вопроса, связанные с сотворением человека. Я имею в виду гипотезы, высказанные святым Григорием Нисским по поводу так называемого а) «первоначального человека» (ἀϱχέγονο ἄηθϱωπο), а точнее, «первого творения» (πρώτη δημιουϱγία) человека без разделения на два пола, и б) «второго творения» (δεύτεϱη δημιουϱγία), в котором это разделение, по выражению святого Григория, уже было «устроено» (επιτεχνάομαι) Богом в предведении падения, чтобы в биологических условиях обеспечить возможность приращения человеческого рода, который, если бы не падение, умножался бы «тем способом, которым ангелы размножаются до множества»»1 (Неллас Панайотис. Обожение. Основы и перспективы православной антропологии. М.: «Никея», 2011. С. 91-91).

В приводимом выше из Апокалипсиса символе человечества намеренно был удержан один элемент: «…И вокруг престола двадцать четыре престола, а на престолах видел я сидевших двадцать четыре старца, которые облечены были в белые одежды» (Откр. 4:4). А вот как это описывается вместе: «И когда Он взял книгу, тогда четыре животных и двадцать четыре старца пали пред Агнцем, имея каждый гусли и золотые чаши, полные фимиама, которые суть молитвы святых. И поют новую песнь, говоря: достоин Ты взять книгу и снять с нее печати, ибо Ты был заклан, и кровию Своею искупил нас Богу из всякого колена и языка, и народа и племени…» (Откр. 5:8,9). Одним словом, «четыре животных» и «двадцать четыре старца» разъединены лишь в символе, а в жизни они слиты в одно, составляют единство «всякого колена и языка, и народа и племени». И все же они отличаются друг от друга: «двадцать четыре старца» – как «сыны Божьи», а четыре Херувима имеют животные черты.

В первых главах Библии содержится разгадка этой тайны: люди были сотворены в шестой день Творения, а в седьмой день был создан Адам, поскольку «не было человека для возделывания земли» (Быт. 2:5). В главе шестой книги Бытие мы видим, что вместе с «сынами Божьими» существуют и «люди», у которых «дочери человеческие»: «Когда же люди начали умножаться на земле и родились у них дочери, тогда сыны Божии увидели дочерей человеческих, что они красивы, и брали их себе в жены, какую кто избрал» (Быт. 6:1,2).

Что это за «сыны Божьи»? Кто такие «люди», чьих дочерей стали брать «сыны Божьи» себе в жены? В богословской среде широко распространённым является следующее толкование: «люди» – потомки Каина, «сыны Божьи» – Сифа. Но здесь противоречие: родители – Адам и Ева – совершили смертный грех, но, однако же, у одного сына (тоже согрешившего) потомки «люди», а у другого – «сыны Божьи», хотя про Каина сказано: «…приобрела я человека от Господа» (Быт. 4:1). Здесь частное мнение пусть и великого святого возводится в ранг догмы.

Мы помним упрямство богословов по вопросу о строении солнечной системы, повторяется то же самое. Наука утверждает, что человек современного вида сформировался около 50-70 тысяч лет тому назад, а богословы отвергают это, не вникая, как правило, в суть вопроса, слепо отстаивая общепринятую между собою точку зрения, прозрачно намекая на то, что доказательства ученых – «заговор против веры в Бога». Не будем спорить: в мире есть силы, жаждущие уничтожения истинной веры в Бога, но и зерна от плевел нужно отделять… Не Священному Писанию противоречат данные современной науки о происхождении человека, а некоторым частным богословским мнениям, которые пытаются выдать за «согласие отцов».

Когда же мы, не отвергая основные положения современной науки, верим в истинность Священного Писания, не ставим под сомнение ход изложения, внимательно изучаем его, то всё сразу же становится на свои места: Адам был создан в седьмой день, когда «люди шестого дня» – «четыре животных» – уже жили на земле. И когда «люди шестого дня» «стали умножаться на земле» и пришли в соприкосновение с «сынами Божьими» – потомками Адама, – тогда «сыны Божьи» увидели дочерей «людей шестого дня», что они красивы, и, соблазняясь их красотой, «брали себе в жены, какую кто избрал».

Чем отличается адамит от потомков «четырех животных», помимо пребывания в Раю и непосредственного общения там с Богом? В Библии об этом сказано так: «И выслал его Господь Бог из сада Едемского, чтобы возделывать землю…». Стало быть, одно из главных отличий Адама в умении «возделывать землю», преобразовывать её, а так же, добавим, налаживать любовь, мир и дружбу между «четырьмя животными». Дело в том, что со временем, когда из-за перенаселенности в биогеоценозах возникла угроза экологическому равновесию, генотип «льва», «тельца», «обезьяны», «орла» и порожденные сигнальной наследственностью традиции, обряды, обычаи оказались для их носителей ловушкой, как в песне известного барда: «Мы, волчата, сосали волчицу и всосали: нельзя за флажки!»

Необходим был человек с новым темпераментом, носитель которого, в зависимости от экологической ситуации, мог изменить рисунок поведения, традицию, обряд, обычай в сторону выживаемости, нахождения путей к стабилизации пошатнувшегося экологического равновесия, при этом наставляя племя на путь веры в Бога. Гумилев Л.Н. назвал такого человека пассионарием, довольно невысоко оценивая его моральные качества. Он полагал, что пассионарность возникает в результате «вредной» мутации, начало которой дает излучение из космоса7. Резкое уменьшение пассионариев после фазы «пассионарного перегрева» Гумилев объясняет гибелью пассионариев из-за строптивого характера, а также рецессивностью пассионарного признака. Вроде бы все логично, но возникает одно «маленькое» но: одна и та же «вредная мутация» у сотен тысяч людей на протяжении тысяч лет?

Гораздо более непротиворечивым, естественным, плодотворным было бы предположение следующего рода. Около семи с половиною тысяч лет тому назад на Земле, от «одной крови» человека шестого дня, то есть из его генома, создан «обновленный» человек, названный Адамом, отличающийся от уже живущих «людей шестого дня» новым темпераментом: гибким, «растяжимым», подвижным, – темпераментом актера, темпераментом «глины», темпераментом чрезвычайно отзывчивого сердца, темпераментом необыкновенно чуткой души, позволяющим его носителям приноравливаться к темпераментам людей «львов», «тельцов», «обезьян», «орлов». Носители этого темперамента после потопа расселились по лицу всей земли, они слились с «животными» племенами, то есть «растворились», «спрятались» в среде четырех суперэтносов. Адамиты отличаются от людей шестого дня Творения не интеллектом, не физической силой, но лишь темпераментом. Но это чрезвычайно важное отличие: «Темпераменты имеют для всего того, что называется индивидуальностью, или личностью, для отличия одного человека от другого, гораздо большее значение, чем все структурные различия в душевных аппаратах»8. Темперамент адамитов позволяет видеть «объемную картину» человеческих взаимоотношений. Правда, здесь появляется искушение творить зло, но это уже проблема «пшеницы» и «плевел» (Мф. 13:24-30), на чём мы останавливаться не будем. Эта проблема, вероятнее всего, и ввела в заблуждение Гумилева…

Признак пассионарности может дремать столетия, до того момента, когда в результате каких-либо причин – того же космического излучения, например, – в биоценозе не произойдет нарушение экологического равновесия. И здесь пассионарий, уже столетия назад ставший, к примеру, «львом», проявит себя незамедлительно: он хочет жить, его существо подсказывает ему, что можно обновить традицию, обряд, обычай, то есть выйти «за красные флажки», изменить рисунок поведения племени, создать новую культуру9. Таких скрытых адамитов (пассионариев), как правило, в каждом этносе оказывается довольно много, они «срывают» с себя прежнюю «шкуру» «животного» и активно ищут выход из положения: именно скрытые адамиты перевели множество охотничьих племен земли, задыхавшихся от перенаселенности в своих биоценозах, к занятию скотоводством и земледелием.

Этот процесс четко зафиксировала мифология многих народов мира: мифы, в которых главное действующее лицо так называемый «культурный герой» – это древние народные сказания, отразившие вхождение адамитов в тело племен людей шестого дня, то есть в «животные» племена. Ну, а далее роль адамитов (пассионариев) постепенно сходила на нет: костяк племени устраивал свою жизнь в новом этноценозе в соответствии со своим «животным» темпераментом. Пассионариям приходилось смиряться, и вновь жизнь племени возвращалась в свое родное русло «льва, «тельца», «обезьяны» или «орла».

3.

Так каким образом сказанное может способствовать раскрытию темы? Всё дело в том, что адамиты – это «пружина» веры и этногенеза. После потопа по пути праведности пошли сыны Ноя Сим и Иафет. Двенадцать патриархов, ставших родоначальниками двенадцати колен Израиля, – это символ спасённых сынов Сима. Они и представлены в двадцати четырёх старцах Апокалипсиса. Другие двенадцать старцев – это символ спасенных сынов Иафета, через христианство усыновленных Аврааму.

Когда после потопа, – вероятнее всего, гигантского наводнения в районе Междуречья, где обитали первые адамиты, – потомки Сима и Иафета стали расселяться и входить в ареалы обитания племён людей шестого дня, то они становились не только закваской их духовного преображения, но и закваской этногенеза.

Сыны Иафета продвинулись на запад Европы. Западноевропейские племена людей шестого дня Творения большей частью представлены людской массой, в которой преобладает сангвинический, то есть «волчий» крен в темпераменте, подобный «орлу летящему». Но на юге и юго-западе Европы довольно мощные вкрапления холерического, то есть «львиного», носители которого переселились из Африки и Ближнего Востока. На севере – «острова» флегматического («медвежьего»).

Европейский Союз – это духовное порождение двенадцати колен Иафета, в святом крещении – Христианского Израиля. Конечно, неслучайно в эмблеме Евросоюза двенадцать звёзд. Более того, думается, есть все основания следующие строки Апокалипсиса отнести к Европейскому Союзу: «И явилось на небе великое знамение: жена, облеченная в солнце; под ногами ее луна, и на главе ее венец из двенадцати звезд. Она имела во чреве, и кричала от болей и мук рождения… И родила она младенца мужеского пола, которому надлежит пасти все народы жезлом железным; и восхищено было дитя ее к Богу и престолу Его» (Откр. 12:1-5). «Жена», то есть матушка Европа, «облеченная в Солнце» – во Христа, в христианство, «имеющая во чреве», родила в результате тяжелых политических сражений в 1992 году посредством Маастрихтского договора «младенца мужеского пола»: Евросоюз. То, что политические союзы – дело, в основном, мужское, несмотря на эмансипацию, как представляется, пояснять не надо. Прошло уже 27 лет.

Основные вызовы ЕС – миграция «львиного» суперэтноса с Африки и Ближнего Востока, поскольку надежды на ассимиляцию народов, состоящих из потомков людей шестого дня, тщетны. Это невозможно в силу природы «жестко зафиксированного» темперамента. Лишь скрытые адамиты, которых может быть до 10-20 % в том или ином народе, способны без особых усилий влиться в новую общность.

Более того, «львы», поселившиеся среди «волков», будут давить их своим темпераментом, что рано или поздно приведёт к социальному взрыву или угасанию «волчьего» суперэтноса. Можно сказать, что организация массовой миграции – это нарушение миропорядка, установленного Творцом мира, пагубное извращение человеческой природы. К тому же ярко выраженный природный крен в холерическом темпераменте требует совершенно иной организации социально-экономической жизни.

Очень важный вопрос касается вероисповедной самости. Разделение христианства на Западное и Восточное – это не прихоть иерархов, а проявление духовной самостоятельности сынов Иафета и сынов Сима. Кроме того, важнейший отпечаток на этот процесс накладывает и темперамент суперэтноса людей шестого дня. Что такое, скажем, «волчий», то есть сангвинический темперамент: это умение работать в «стае», то есть в команде, где есть ярко выраженный вожак. Напротив, «медвежий» – флегматический – темперамент сливает группу в одно существо. Отсюда становится понятным следующее: попытки русских «медведей» выбиться в лидеры футбола тщетны, поскольку это игра «волчьей стаи». Но и потуги, скажем, германских «волков» пробраться на пьедестал в хоккее нелепы: там играет в молниеносную игру «единое существо», «медведь», у которого «четыре лапы» и «разящая пасть». Кто-то обвиняет русских в склонности к авралам: а это и есть отражение природы «медвежьего», то есть флегматического крена в темпераменте суперэтноса, когда копится энергия, а потом будто «плотину прорывает».

Одним словом, насаждение без учета природы темперамента той или иной социально-экономической модели может привести в лучшем случае к застою или волнениям, а в худшем – к угасанию или геноциду того или иного народа. Повторим, для адамитов, которых немало в том или другом этносе, нет проблем в приспособляемости: они «сыграют» любую «роль» и «растворятся» в любом чужом народе. Однако адамиты призваны служить людям шестого дня, не извращая и не губя их природу.

Пока разговор шёл о сынах Иафета, а теперь перейдём к сынам Сима, символом которых является природный Израиль, то есть двенадцать его колен.

Пророки Ветхого Завета говорят о том, что когда-то все колена Израиля соберутся воедино. То есть, исходя из этого, обнаружатся затерявшиеся в исторических далях десять колен Израильских, уведенных когда-то в ассирийский плен, и соединятся они с Иудой и Вениамином. Вот одно из этих пророчеств: «Слушайте слово Господне, народы, и возвестите островам отдаленным и скажите: «Кто рассеял Израиля, Тот и соберет его, и будет охранять его, как пастырь стадо свое»» (Иер. 31:10).

Мы имеем непреложный исторический факт: десять колен после пленения поселили в Ассирии: «И переселил царь Ассирийский Израильтян в Ассирию, и поселил их в Халахе и в Хаворе, при реке Гозан, и в городах Мидийских» (4 Цар. 18:11). Сегодня – это, по большей части, территория Ирана.

Думается, не будет ошибкой допустить, что не все потомки десяти колен остались на той территории, куда были поселены в плену. Когда «имперские узы» слабели (во времена крушений древних империй), значительная их часть, вне всякого сомнения, отправлялась в поисках лучшей доли, в поисках новой земли обетованной в переселенческий поход, ибо память о плене не могла не напрягать тех, кто на первых порах помнил прошлое. В русле этого вот что в первую очередь привлекает взор: православие Грузии и шиизм Азербайджана. Думается, можно смело утверждать следующее: шиизм – это, чаще всего, проявление вероисповедной самости потомков десяти колен Израиля.

Как представляется, основная масса переселенческого потока потомков десяти колен направилась через Черноморское побережье Кавказа в центр и на восток Европы – прочь от погрязшей в нескончаемых войнах «территории Вавилона» (условно). А на месте нынешних Грузии и Азербайджана оставались «островки», ибо кто-то непременно, в силу разных причин и обстоятельств, приживался на этих местах.

Искать десять колен через нахождение «еврейских черт» в языке, сказаниях, традициях различных племён и народов представляется ошибкой: десять колен после разделения Израиля впали в язычество, и эта степень падения лишь усилилась после пленения. О языке и говорить нечего: вне всякого сомнения, через определённое время они переняли язык жителей страны плена, забыв большей частью родной, ибо «вероисповедный тормоз» у них отсутствовал.

В связи со сказанным взор, прежде всего, привлекают славянские народы10. Наиболее древним свидетельством о происхождении народа может оказаться его самоназвание. Давайте обратимся к самоназванию славян. Филолог Евгений Позднин, рассматривая этот вопрос, пишет: «…Этноним «славяне» происходит от этнонима «сауловены», являясь его сокращённой словоформой»11. Позднин полагает, что предков славян «звали «сауловенами» по имени первого израильского царя Саула и по имени родоначальника младшего из 12 колен израйлевых Вены, к которому Саул принадлежал»12. Со временем гласные а и у выпали, и слово приобрело современное звучание: славяне.

Возникает лишь вопрос по поводу «Вены»: родоначальника младшего из двенадцати колен звали Вениамин и сомнительно, чтобы в сокращенном варианте это слово попало в этноним. А вот, если брать это слово в его обычном значении, – «вен (бен)», то есть «сын», – то всё приобретает логические очертания: «сауло-вены», то есть «Саула сыны» – первого царя Израиля. Обратите внимание на русское слово «внук», в котором имеет место патронимический суффикс ук: в[е]нук – это «сын сына». Такого рода суффиксы сохранились в украинском и белорусском языках: Иванюк, Петрук – сын, потомок Ивана, Петра. Но вернёмся в библейскую историю.

После того, как десять колен воскликнули «какая нам часть в Давиде? нет нам доли в сыне Иессеевом; по шатрам своим, Израиль!» (3 Цар. 12:16), Израиль раскололся на два царства: Иудейское и Израильское, которые довольно часто враждовали между собой. Правда, «царское колено» Вениамина колену Иуды удалось удержать в своей орбите, что и не удивительно: царское к царскому…

Пожалуй, можно сказать, что совершенно очевидным следствием стало то, что десять колен стали называть себя, в противовес «сынам Давида» иудеям, «сынами Саула». Здесь могут возразить: «сыны Саула», но не «Саула сыны». Так-то оно так, но в тех местностях, куда была отведена в плен значительная часть израильтян из десяти колен, до сей поры говорят не «сын такого то», но «такого то сын». Одним словом, Саул стал знаменем десяти колен, и на вопрос «кто ты?» с достоинством отвечали: «Саула вен», «Сла вен».

Естественно, что этот переселенческий поток в Европе смешался с аборигенами, и не был более многочисленным, чем автохтонное население людей шестого дня, но он не мог не стать закваской для этногенеза славян13. Когда же славянские племена приняли греческую веру, то стали «более православными», чем греки. И нет «больших католиков», чем, например, поляки. А уж о «борьбе за Чашу» чехов и говорить нечего… Известно, что самые ревностные мусульмане – это бошняки, которые ради этого «вышли из родства своего»… Но вернёмся к теме статьи.

Стремительно расширяясь, Европейский Союз вбирает в себя и страны со славянским населением. Однако «сыны Саула» как адамиты призваны служить тому суперэтносу, в тело которого они вошли. Большая часть людской массы славянских этносов имеет «медвежий» («подобный тельцу»), то есть флегматический крен в темпераменте. Правда, на западе славянского мира значительные вкрапления «волчьего», «подобного орлу летящему», что, полагаем, в значительной степени и определило принятие католической веры отдельными славянскими народами.

Чем представляется ЕАЭС в свете вышесказанного? Это, думается, нежизнеспособное объединение из-за отсутствия сильного политического центра. Степь – ареал «волчьего» суперэтноса, который окормляет колено Даново, ибо оттуда, пока Россия геополитически не окрепла, совершались бесчисленные набеги: «От Дана слышен храп коней его, от громкого ржания жеребцов его дрожит вся земля; и придут и истребят землю и все, что на ней, город и живущих в нем» (Иер. 8:16). ЕАЭС и вообще «евразийские мечты» – это отражение фантомных болей бывших граждан СССР от развала империи, которая больше уже не возродится. Средняя Азия, Казахстан будут всё дальше уходить от России, несмотря на пока довольно тесное экономическое сотрудничество.

Серьёзную проблему для России представляют миллионы мигрантов из Средней Азии: как уже отмечалось, представители «животных» темпераментов в принципе не поддаются ассимиляции в силу своей природы. В результате резкой деидеологизации появилась реальная угроза возрождения поведения тысячелетней давности. Это не значит, что не надо стремиться к терпимости и добрососедству, к культурной интеграции: нужно чтить волю Творца мира, устроившего его таким, каков он есть, а не заниматься опасными экспериментами в области миграции.

Перспективен, как представляется, лишь курс на славянское единство, в том числе и в рамках Европейского Союза. Отсутствие активной позиции славянских пассионариев искривляет Евросоюз, поскольку распространение социально-экономической практики Херувима «орла летящего» на Херувима «тельца», к которому принадлежат в большинстве своём народы славянских стран и стран Балтии, замедляет развитие последних и даже может действовать угнетающе. Это трудно увидеть с позиций политэкономии, социологии или политологии, но отчётливо наблюдается с позиции эсхатологической антропологии.

Выбор невелик: либо установление жесточайшей диктатуры вплоть до принятия расистской идеологии, либо реорганизация Евросоюза в соответствии с «херувимским» темпераментом его народов. Совершенно очевидно, что последний вариант возможен лишь после смены элиты Евросоюза и прихода к власти очнувшейся христианской политической силы. И тогда может взойти звезда Союзного Государства Белоруссии и России: оно является, на взгляд автора, идеальным вариантом решения проблемы. Существует возможность расширения Евросоюза не через индивидуальное членство, а путем принятия в его состав Союзного государства, к которому может присоединиться Украина и ряд других республик бывшего СССР. В таком случае ЕС может и должен подвергнуться реорганизации: страны-основательницы Евросоюза и близкие им по духу образуют Западную Федеративную Республику; страны, входившие в социалистический лагерь (и страны Балтии), – Центральную Федеративную Республику. Входящие в составе Союзного государства образуют Восточную Федеративную Республику Евросоюза. И перед изумлённым миров восстает мощнейшая христианская Держава: «тринитарный» Рим.

Чтобы проиллюстрировать гибельность пути переделки природы «херувимского» темперамента, приведём простой пример. Если вдруг какой-либо человек или научная организация займется вопросом «сотворения» из волчьей стаи медведя или, наоборот, из медведя – волчьей стаи, то реакция общества, можно не сомневаться, будет предсказуемой.

Посмотрите, в США из выловленного когда-то в Африке Херувима «подобного льву» пытаются сегодня «сотворить» «орла летящего» и при этом удивляются его неблагодарности. Различного рода льготы афроамериканцам при поступлении в учебные заведения и продвижении по службе лишь ухудшают ситуацию, ибо вымывают из среды этого Херувима адамитов, для которых не стоит особых усилий хоть завтра стать «волком», «медведем» или кем-то другим. Но вот контакт с Херувимом теряется, так как эти адамиты становятся чужими по отношению к афроамериканским «львам». Уже несколько столетий насилуют природу этого Херувима и удивляются его озверению. Не растущей враждебности афроамериканских «львов» нужно удивляться, а тому, что они до сих пор не на полную мощность проявляют свой божественный темперамент.

Пожалуй, самую негативную роль в этой истории сыграло то, что чернокожих людей скопом записали в потомки сына Ноя Хама. Кстати, Хам – тоже адамит, как и его потомки, не лишённые, к слову, возможности через покаяние получить спасение. Но то, что якобы «все чёрные африканцы – хамиты», – это, мягко говоря, досадное недоразумение. Потомков Хама в Европе и на Ближнем Востоке не меньше, а, скорее всего, больше, чем в Африке.

Подведём краткий итог: без учёта специфических особенностей «херувимских» темпераментов построить стабильное и процветающее демократическое государство, охватывающее целый континент, невозможно в принципе.

Вячеслав Макарцев

1Карелин Ф. В. Теологический манифест. [Электронный ресурс] // Православный социализм как русская идея [Сайт]. URL: http://chri-soc.narod.ru/teolog_manifest.htm (дата обращения 18.10.2019).

2Песнопение исполняется на церковно-славянском.

3В одном из храмов РПЦ МП г. Нижнего Новгорода автор наблюдал следующую картину. Во время пения Херувимской песни верующие миряне, как всегда, стояли со скрещенными на груди руками. Но в храме сменился настоятель, и после службы новый довольно-таки эмоционально распекал их за то, что «уподобляются Херувимам». К слову, в Московском регионе этот обычай, похоже, отсутствует. Во всяком случае автору не приходилось его наблюдать.

4Гумилев Л.Н. Ритмы Евразии, М.: «Экопрос», 1993. С. 162.

5Кречмер Э. Строение тела и характер. М.: Педагогика Пресс, 1995. С.557.

6Святой Ириней, епископ Лионский. Сочинения. Издание второе, книгопродавца И.Л. Тузова. Гостинный двор. 1900. // Репр. Ириней Лионский, святитель. Творения. Издательство «Паломник»-«Благовест». 1996. С. 519.

7Гумилев Л. Н. Этносфера: история людей и история природы. М.: Экопрос, 1993, с. 262.

8Кречмер Э. Указ. соч. С. 182.

9Проблема так называемого «малого народа», думается, напрямую связана с адамитами: таковых в крупных этносах сравнительно много. Именно они, в силу своего темперамента, являются движущей силой глобализации.

10Где только не искали и не находили десять пропавших колен Израиля: в Африке, в Стране восходящего солнца, в Юго-Восточной Азии, в Америке… А вот, что называется, под носом и не удосужились посмотреть, хотя, с точки зрения здравого смысла, это надо было сделать в первую очередь…

11Позднин Е. Нестор, ты не прав! // День литературы. 2011. № 8 (180).

12Там же.

13Посмотрите, например, на этнический рисунок русских как «триединого народа», то есть великороссов, малороссов и белорусов. Он четко повторяет этнический рисунок колена Иосифа, которое разделилось на два: колено Ефрема и колено Манассии, а от последнего, в свою очередь, несколько обособилось полуколено Манассино.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Rating: 5.0. From 1 vote.
Please wait...