Этногенез через призму Откровения

Оглавление

Предисловие
Глава I. «Четыре животных, исполненных очей…»
Глава II. «Двадцать четыре старца»
Глава III. Cокрытый Иосиф
Глава IV. «Иди и смотри»

Предисловие

Автор данного исследования – человек верующий, но далекий от того, чтобы все достижения ученых в области антропологии считать «масонским заговором». Он согласен с теми православными богословами, которые заявляют: есть все основания предполагать, что Бог творил животный мир и человека методом «направленной» или «творческой эволюции», то есть «эволюционного креационизма». Исключение, на взгляд автора, составляет лишь создание Адама: это был, вне всякого сомнения, непосредственный творческий акт. И здесь нет противоречия: Адам создан в день седьмой Творения, а о сотворении человека говорится там, где идет речь о шестом дне Творения. Конечно же, автор знает о том, что существует богословское мнение, объясняющее это «возвращением, чтобы показать». Но об этом несколько ниже.

«Эволюционный креационизм», думается, нисколько не умаляет роль Бога как «Творца неба и земли, видимым же всем и невидимым», в чем пытаются обвинить его оппоненты. Мог Бог сотворить мир в течение шести календарных суток, то есть за 144 часа? – Вне всякого сомнения: мог. Другое дело, почему Творение, по данным науки, продолжалось многие миллионы лет? Безусловно, здесь заложен глубокий смысл, который в полной мере будет постигнут теми, кто станет «причастниками Божеского естества» (2 Пет. 1, 4).

Есть что-то детское1 в нападках на «эволюционный креационизм»: как подметил один исследователь, из логики обскурантов вытекает, что, мол, если бы день Творения длился миллионы лет, то мы и сами смогли бы… Обскуранты, доказывая свою правоту, ссылаются на святых отцов Церкви: мол, нет ни одного из них, кто бы высказал мнение, будто мир сотворен не в шесть календарных суток. Это, конечно же, не так. По крайней мере, святой Ириней Лионский, на наш взгляд, прямо говорит о том, что Божий день – тысяча лет: «…Во сколько дней создан этот мир, столько тысяч лет он просуществует. И поэтому книга Бытия говорит: „и совершилось небо и земля все украшение их. И совершил Бог в шестой день все дела Свои, которые сделал, и в день седьмой почил от всех дел Своих, которые создал“ (Быт. 2, 1-2). А это есть и сказание о прежде бывшем, как оно совершилось, и пророчество о будущем. Ибо день Господний как тысяча лет, а как в шесть дней совершилось творение, то очевидно, что оно окончится в шеститысячный год»2.

Правда, обскуранты пытаются истолковать эти слова св. Иринея на собственный лад: он, мол, здесь, наоборот, говорит о том, что Творение совершилось в шесть календарных дней. Что уж может быть яснее: св. Ириней считал, что день Господень равен тысяче лет. Не двадцать четыре часа он длится, но – тысячу лет. То есть он полагал, что Творение продолжалось шесть тысяч лет, и мир просуществует от Адама ровно шесть тысяч лет. Откуда он взял, что день Господень равен тысяче лет? Об этом говорит Св. Писание: «Одно то не должно быть сокрыто от вас, возлюбленные, что у Господа один день, как тысяча лет, и тысяча лет, как один день» (2 Пет. 3, 8). Поскольку мнение, что день Господень равен двадцати четырем земным часам, противоречит Апостольскому преданию, постольку оно является лишь богословским мнением и никак не может претендовать на «согласие отцов». Другой вопрос, как понимать «тысячу лет»: точный срок или какое-то символическое число «полноты времени»? Вот здесь и возможно «богословское согласие» через борьбу богословских мнений. Как известно, блаж. Августин склонялся к тому, чтобы понимать этот срок символически. И мы присоединяемся к его мнению.

Существует, казалось бы, явное противоречие между данными науки и богословия: ученое сообщество утверждает, что вид Нomo Sapiens сформировался около 50 тысяч лет тому назад, а богословы упорно стоят на цифре 7500 лет. Но ученые не могут объяснить зарождение цивилизации, которое произошло около семи с половиною тысяч лет тому назад. Если к данным науки относиться серьезно и, в то же время, не ставить под сомнение время создания Адама, то можно говорить о двух творениях (или этапах творения) человека. Постановке такого рода вопроса способствует и Библия: в главе первой рассказывается о сотворении человека в шестой день, а затем в главе второй, после сообщения о наступлении седьмого дня творения, вдруг вновь разговор идет о создании человека, но уже называется его имя: Адам. Критики Библии давно уже обратили внимание на этот, как им кажется, противоречивый момент.

Ряд современных христианских исследователей также настаивают на том, что в главе второй книги Бытие говорится уже о другом человеке. В качестве основного доказательства они приводят следующий аргумент: в главе первой говорится, что Бог сотворил человека, а в главе второй, где речь идет об Адаме, – создал. К тому же слова [сотворил] «мужчину и женщину» на еврейском языке звучат довольно грубо…

Глава I.

«Четыре животных, исполненных очей…»

В закрытой для непосвященных части Божественной Литургии православных христиан – Литургии верных – поется таинственная по смыслу Херувимская песнь: «Иже херувимы тайно образующе, и животворящей Троице трисвятую песнь припевающе…» («Мы, таинственно изображающие Херувимов и воспевающие животворящей Троице трисвятую песнь…»). Во многих приходах Русской Православной Церкви существует обычай: во время пения Херувимской песни миряне стоят, сложив крестообразно руки на груди, как Херувимы крылья на иконах… Особенно поражает эта сцена тогда, когда узнаешь, кто такие Херувимы: «Посреди престола и вокруг престола четыре животных, исполненных очей спереди и сзади. И первое животное было подобно льву, второе животное подобно тельцу, и третье животное имело лице как человек, и четвертое животное подобно орлу летящему. И каждое из четырех животных имело по шести крыл вокруг, а внутри они исполнены очей; и ни днем, ни ночью не имеют покоя, взывая: свят, свят, свят Господь Бог Вседержитель, который был, есть и грядет» (Ин. 4, 7,8.). Зачем верующие «таинственно изображают» животных? Почему эти животные «исполнены очей»? Как понимать то, что животные «ни днем, ни ночью не имеют покоя»? Попробуем более внимательно прочитать Апокалипсис и в нем найти ответы на все эти вопросы.

Буквально чуть ли ни в первых строках мы находим искомое: «И когда он взял книгу, тогда четыре животных… пали пред Агнцем… И поют новую песнь, говоря:… Ты был заклан, и Кровию Своею искупил нас Богу из всякого колена и языка, и народа и племени, и соделал нас Царями и священниками Богу нашему, и мы будем царствовать на земле» (Ин. 5, 8-10). Текст по смыслу совершенно прозрачный и недвусмысленный: верующие во Христа всех племен и народов и есть эти удивительные «животные». Отсюда понятно, почему они «исполнены очей», «ни днем, ни ночью не имеют покоя»: на всех часовых поясах планеты живут христиане, их молитвы образуют непрерывный круг славословий.

Что же мы имеем. Научное сообщество утверждает, что человек «шестого дня», о котором говорится в 1-й главе Библии, появился около 50 тысяч лет тому назад. Нет сомнений, что именно о виде Homo Sapiens говорится в этом месте Библии: «И сотворил Бог человека по образу своему, по образу Божию сотворил его; мужчину и женщину сотворил их. И благословил их Бог, и сказал им Бог: плодитесь и размножайтесь, и наполняйте землю, и обладайте ею…» (Быт. 1, 27,28). Но богословы тоже не могут сдать своих позиций: с точки зрения веры достоверно то, что Адам был сотворен около семи с половиною тысяч лет тому назад. Совершенно очевидна правота тех и других. Стало быть, можно говорить о различных этапах творения человека.

Речь, похоже, действительно идет о двух творениях (этапах творения) человека: в день шестой и в день седьмой. Причем творение человека в седьмой день называется «созданием»3. Вне всякого сомнения, человек, появившийся на свет в седьмой день, создан из клетки «человека шестого дня» (от «одной крови»). Материалом для создания множества клеток тела Адама из генетической информации, закодированной в первой клетке, послужил прах земной. В Библии на момент родства также обращено внимание: в главе 5 первой книги, где речь идет о родословии Адама, соответствующая фраза из первой главы соединена с сообщением о создании человека из второй главы: «Вот родословие Адама: когда Бог сотворил человека, по подобию Божию создал его, мужчину и женщину сотворил их, и благословил их, и нарек им имя: человек, в день сотворения их» (Быт. 5, 12). Единство и родство человеческого рода подтверждается и данными современной науки4.

Но известно, что современная наука ничего определенного не может сказать по поводу того, почему зарождение цивилизации произошло около семи с половиною тысяч лет тому назад. Однако авраамические религии хранят сведения о том, что цивилизацию заложили потомки Адама. Но оставим Адама и его потомков (вернемся к ним в следующей главе) и обратимся к человеку, сотворенному в шестой день, которого мы будем называть «человеком шестого дня»5 (шестого дня Творения) или просто кроманьонцем.

В течение относительно короткого времени кроманьонец, благословленный Богом, заселяет «четыре крыла» (стороны) Земли: Европу, Азию, Австралию, Африку. А затем еще «два крыла» (две стороны) Нового Света – Северную и Южную Америку. Безусловно, человек того времени находился в «плаценте» животного мира, «пуповиной» обычной жизни он был связан с его «чревом». И это «разумное животное», естественно, всюду, куда ни приходило, чтобы жить, должно было вписаться в «биоценоз своего ландшафта»6, найти свое место – «профессию» – в экологической нише. Богом человек был благословлен на главенство в животном мире: «И благословил их Бог, и сказал им Бог: плодитесь и размножайтесь, и наполняйте землю, и обладайте ею, и владычествуйте над рыбами морскими и над птицами небесными, и над всяким животным, пресмыкающимся по земле» (Быт. 1, 28.). Но вместе с тем Бог дал в снедь «человеку шестого дня» только растительную пищу: «всякую траву, сеющую семя, какая есть на всей земле, и всякое дерево, у которого плод древесный, сеющий семя; – вам [сие] будет в пищу» (Быт. 1, 29).

Библия говорит о том, что и все другие животные питались в то время растительной пищей: «а всем зверям земным, и всем птицам небесным, и всякому пресмыкающемуся по земле, в котором душа живая, [дал] Я всю зелень травную в пищу. И стало так» (Быт. 1, 30). Таким образом, ни о каком поедании друг друга, хищничестве в природе того времени не может быть и речи. Можно сказать, что это был какой-то праздник жизни, и соответственно настрою этого праздника была и роль человека. Что он делал: усмирял буйство крупных животных, водворял мир между ними, регулировал порядок на пастбищах согласно своему устремлению к божественной мудрости? Мы не знаем. Но роль человека шестого дня, вероятнее всего, была весьма близка к этому. Невозможно допустить мысли, что в таких условиях могла царствовать смерть. Жизнь торжествовала победу.

Но чем могли различаться друг от друга люди шестого дня, когда их становилось все больше и больше? В психологическом плане человек шестого дня сразу после творения был подобен вулканической лаве, охватывающей землю, но и с течением времени остывающей, входящей в какие-то жесткие рамки. Этому, вероятнее всего, способствовало определенное различие в климатических зонах, природных ландшафтах, зоологических сообществах. Совершенно очевидно, что поведенческий рисунок животных и человека в экваториальных (тропических) лесах, саваннах, евразийских степях, в лиственных лесах умеренного пояса был различный.

Экваториальные (тропические) леса требуют постоянного бодрствования, повышенной чуткости, внимательности, то есть определенного крена в темпераменте в меланхолическую сторону. Нет, речь не идет о невозможности существования других видов темперамента в этих условиях, но именно об определенном крене.

Другой вид темперамента требовали саванна и степи Передней Азии: периодически накапливать энергию для совершения мощного усилия, для выброса ее в необходимый момент времени. Остывающая «вулканическая лава» творения закрепила здесь холерический крен темперамента.

Евразийские степи и аналогичные им места остудили «вулканический жар» человека шестого дня своей безбрежностью: они затребовали темперамент подвижный, относительно легко возбуждающийся, теребящий, постоянно готовый бежать в другую сторону. Здесь неизбежно появление крена в сангвиническую сторону.

Совершенно другой тип темперамента должен был складываться у людей, заселяющих леса умеренного пояса: терпеть, стойко переносить холод, ждать, копить энергию, но в определенный момент времени срывать плотину перед ней, бурным потоком все сметая на своем пути. Охлаждение «вулканической лавы» породило здесь флегматический крен в племенах людей, сотворенных в шестой день Творения.

Численность «людей шестого дня» росла. Различие в темпераментах стало столь значительным, что появилась нужда в человеке, который умел ладить со всеми четырьмя подвидами человека шестого дня, способен был объединять их, служить им, возводить их к Богу – своему Создателю. Именно для этого был сотворен Адам, и возрастал в Раю – особом месте Земли, чтобы быть готовым вступить в служение объединения и обожения рода человеческого. Но произошло грехопадение. В мир «человека шестого дня» пришли смерть, голод, жажда, страх, убийство. Изменилась и природа животного царства: появились хищники, выстроились близкие к современным пищевые цепи… «Человек шестого дня» на какое-то время перестал быть владыкою зверей земных и вынужден был искать свое место в экологической системе. Произошло определенное самостоятельное перепрограммирование человека шестого дня: в поведении стали проступать черты тех животных, что занимали высшую ступень в определенной экологической нише. После грехопадения продолжилось углубление крена в темпераментах четырех групп людей шестого дня.

Часть кроманьонцев, обитавшая в лесах на экваторе, без особого труда освоила свою «родную» экологическую нишу, несколько потеснив здесь отдаленных «родственников» – обезьян. Тропический лес, наполненный не только плодами, промысловыми животными, но и опасностями, подстерегающими на каждом шагу, в течение столетий отшлифовывал темперамент людей, поселившихся в нем. Известно, что темперамент – это основа поведения, поведенческого рисунка человека, животного. В обстановке постоянного ожидания опасности, требующей чрезвычайной чувствительности, способности уловить малейшие подозрительные шорохи, запахи, востребовался в полной мере меланхолический – «обезьяний» – темперамент. Представители этого вида темперамента заняли доминирующее положение в группах племен, обживших лесные тропические биоценозы. Естественно, что не исчезли и холерики, сангвиники, флегматики, но их темперамент, посредством естественного отбора, давления сигнальной наследственности, оформившейся с течением времени в первобытную культуру, дал еще больший, в сравнении с существовавшим до грехопадения, крен в сторону меланхолического темперамента – темперамента «обезьяны». «Темпераменты имеют для всего того, что называется индивидуальностью, или личностью, для отличия одного человека от другого, гораздо большее значение, чем все структурные различия в душевных аппаратах»7.

Не осталось без изменения и тело людей из «обезьяньих» племен, поскольку «темпераменты составляют ту часть психического, которая… стоит в корреляции со строением тела»8. Легкие, прыгучие, чрезвычайно подвижные, в любую секунду готовые задать стрекача или застыть, «окаменеть», но и в то же время очень смелые, бойкие, задиристые в группе, когда отражают натиск врагов, – таков психологический облик людей-«обезьян» – «животного, имевшего лице как человек». Единственное животное, имеющее похожее на человеческое «лицо» – обезьяна.

Здесь не может быть и речи о трусости, малодушии людей племени «обезьяны», поскольку этнос – это «форма адаптации вида Нomo Sapiens в биоценозе своего ландшафта, причем не столько в структуре, сколько в поведении»9. Одним словом, если бы не было меланхолического крена в темпераменте людей, заселивших тропические леса, соответствующей корреляции тела, что закрепилось в их генотипе, то информацию сигнальной наследственности – традиции, обряды, обычаи – некому было бы передавать: после грехопадения Адама тропический лес поглотил бы кроманьонцев без остатка. Правда, справедливости ради, надо заметить, что у человека, в отличие от животных, сигнальная наследственность давила на естественный отбор, значительно ускоряя его.

Само собой разумеется, что такое положение человека-«обезьяны» в экологической нише не могло пройти незаметно мимо его сознания: обезьяна, ставшая после грехопадения Адама по существу естественным «учебником» для «человека шестого дня», обитавшего в экваториальных лесах, стала почитаться как тотем, как «брат», что нашло позднее отражение в мифологии, в религии. Так, мифология народов Южной и Восточной Азии фиксирует особое почитание обезьяны: «Хануман – в индийской мифологии божественная обезьяна… <…> Культ Ханумана… один из самых популярных в современном индуизме. Хануман чтится как наставник в науках и покровитель деревенской жизни. <…> Из Индии культ Ханумана (и культ обезьян вообще) распространился на всю Восточную Азию вплоть до Китая»10. Нет сомнения в том, что аналогичные следы тотемических воззрений существуют в мифах народов, населяющих африканские тропические леса.

По иному, после грехопадения Адама, складывалась судьба «людей шестого дня», занимавших биоценозы тропических степей, каковыми были, согласно данным исторической географии, когда-то районы Сахары, Аравийского полуострова. Относительный недостаток растительной пищи в этих местах сполна компенсировался избытком мясной: огромное количество стад разнообразных копытных паслось на этих равнинах. Основным хищником биоценозов тропических степных равнин издавна является лев. Именно его «попросил потесниться» в экологической нише, после грехопадения Адама, кроманьонец, чему помогло копье: подкрадываясь в высокой траве близко к промысловому животному, группа из четырех-пяти человек охотников, выбрав удачный момент, неожиданно поднималась и совершала «прыжок льва» – ударяя с расстояния десятка шагов «копьистой пятерней» условленное животное. Частенько организовывалась и загонная охота, чему кроманьонцев «обучали» львы, охотившиеся и группами: в этом случае отдельным «львом» становилась группа охотников из 3-5 человек.

Прошли столетия, прежде чем кроманьонец в биоценозах тропических степей укоренился в экологической нише рядом со львом – на планете Земля появилось новое животное, «подобное льву». Отталкиваясь от того остова, что сформировался до грехопадения Адама, и под действием естественного отбора, направляемого и ускоряемого традициями, обрядами, обычаями, у людей, «прописавшихся» в нише льва, продолжал закрепляться в генотипе крен в сторону «львиного», то есть холерического, темперамента: «Вплоть до 17 в. распространены… изображения льва в качестве атрибута гордыни, гнева, холерического темперамента…»11. Спокойный, выдержанный, пока сытый, человек-«лев» через определенный цикл, связанный с усвоением пищи, взрывается: его энергия бьет фонтаном, все органы чувств работают в интенсивном режиме, его мускулы готовы «вцепиться» в добычу яростным ударом копья. В этот момент он неукротим. Неудача не может остановить его, он вновь и вновь, пока не достигнет успеха, будет делать попытки добыть пищу. Когда же цель достигнута, человек-«лев приходит в состояние спокойствия и невозмутимости – наступает цикл подготовки к следующему броску.

Естественно, не могли не возникнуть и некоторые особенности в строении тел людей-«львов»: они отличаются высоким ростом, мускулистым торсом, длинными прыгучими ногами – словом, атлетическим телосложением. Традиции, обряды, обычаи племен-«львов» закрепляли в первую очередь те стороны культуры, социальной жизни, которые позволяли сохранить и упрочить холерический крен в темпераментах, ибо от этого зависела жизнь людей-«львов». Само собой разумеется, в «львином» племени продолжали рождаться и жить люди с темпераментами сангвиников, флегматиков, меланхоликов, но у всех у них имело место генетически закрепленное смещение в темпераментах в холерическую сторону.

Древнейшие тотемические верования возникли не на пустом месте: вжившись после грехопадения Адама в биоценоз, человек-«лев» вдруг осознал, что он занимает со львом одну ступеньку в экологической нише, что лев стал ему «коллегой» по экологической «профессии», «братом» не по родству, а по жизни. Но и в то же время человеческое сознание сохраняло память о том, что человек пришел ко льву, что лев первым занял эту нишу, что он принял, пустил, «позволил» стать «братом» человеку. А отсюда благоговение, которое испытывал человек к своему тотему, ставшему после грехопадения Адама «учебником» для него.

Память о племенах-«львах», о льве-тотеме зафиксирована в фольклоре, сказаниях, мифах народов Северной Африки, Аравийского полуострова, Иранского нагорья и территорий, прилегающих к ним: «Мифологические существа с головой льва и телом человека характерны для обширного ареала к югу от Египта [бог Апедемак в мифологии Куша (Древняя Нубия)] и в Передней Азии до ее северных районов…»12.

Но не только на равнинах, в лесах живет «человек шестого дня». Значительная часть кроманьонцев адаптировалась к жизни в более суровых, чем тропики, условиях – в горах Европы, Азии, Северной Америки. Здесь сыграла свою роль высотная зональность. В зоне горных степей, лугов, альпийских лугов основным хищником является волк. Именно его теснили кроманьонцы, обживавшие эти биогеоценозы после грехопадения Адама. Относительное низкотравье лугов, степей затрудняет скрытное приближение к добыче. А потому люди, «братавшиеся» с волками, чаще всего охотились «стаей» – группой из 8-12 человек, в которой выделялись загонщики и охотники, сидевшие в засаде. Когда промысловое животное приближалось на расстояние броска копья, люди, находящиеся в засаде (чаще всего два-три человека) наносили удары в броске «клыками» – копьями.

Через столетия у людей племен-«волков» в темпераментах произошло окончательное закрепление крена в «волчью», то есть в сангвиническую сторону. Открытое пространство, длительные пробеги в поисках пищи, «стайная» охота – все это потребовало соответствующей перестройки «химизма крови», то есть природы темперамента, выразившейся внешне в умении ладить в «стае», быстро ориентироваться на местности, в способности прилагать большие усилия, настойчивость при преследовании добычи, но и, в то же время, довольно быстро «гасить» выход энергетического заряда в случае, если попытка не удалась, молниеносно переключаясь на поиск нового варианта охоты.

И здесь сигнальная наследственность направляла и ускоряла процесс естественного отбора, закрепления генотипических изменений. Естественно, и тело стало несколько иным. Человек-«волк» внешне несколько похож на человека-«обезьяну»: среднего роста, поджарый, стройный, но чуть с более длинными ногами – этакий прирожденный стайер.

Подобным образом шло шлифование темпераментов людей-«волков» в биоценозах степей Причерноморья, Прикаспия, Западной и Центральной Азии, Северной Америки, где «волчьи» племена стали кочевать со стадами копытных.

Довольно скоро, после грехопадения Адама, люди-«волки» осознали свое экологическое родство с «братом»-волком, что дало начало тотемическим верованиям. Но одной характерной особенностью тотемических верований является табу (запрет) на произношение имени тотема. И если у холерических – «львиных» – племен этот запрет был рано нарушен из-за их необузданного темперамента, то у более сдержанных племен-«волков» он держался довольно долго. На вопрос об имени тотема человек-«волк» мог с чистой совестью, не боясь «нанести вред тотему», ответить, что он «подобен орлу летящему»: орел – это «брат» волка по экологической нише, потому как у волка-одиночки и орла один объект охоты: мелкие копытные, зайцы, грызуны и т. д. И «волчьи» племена предстали перед миром «подобно орлу летящему».

Поскольку горные системы с лугами, степи существуют во многих регионах мира (за исключением тропиков), постольку люди-«волки», «подобные орлу летящему», появились в соответствующих биоценозах, вплоть до экосистем полярной степи – тундры, что и зафиксировала мифология различных народов мира: «Орел, орлица – символ небесной (солнечной) силы, огня и бессмертия, одно из наиболее распространенных обожествляемых животных… в мифологиях различных народов мира. Типологически наиболее ранний этап культа орла отражен в тех мифологиях, где орел выступает в качестве самостоятельного персонажа (первоначально, вероятно, тотемического происхождения). <…> В мифологических представлениях многих народов Евразии и Северной Америки образ волка был преимущественно связан с культом предводителя боевой дружины (или бога войны) и родоначальника племени. Общим для многих мифологий Северо-западной и Центральной Евразии является сюжет о воспитании родоначальника племени… волчицей… Тотемические истоки подобных мифов особенно отчетливы в типологически сходном предании рода кагвантанов у североамериканского индейского племени тлинкитов. <…>

В качестве бога войны волк выступал, в частности, в индоевропейских мифологических традициях, что отразилось в той роли, которая отводилась волку в культе Марса в Риме и в представлении о двух волках, сопровождавших германского бога войны Одина в качестве его «псов»… Соответственно и сами воины или члены племени именовались волками (в хеттской, иранской, греческой, германской и других индоевропейских традициях)»13. Обратимся теперь к последнему «животному подобно тельцу».

Не только естественными пастбищами – степными, луговыми ландшафтами – богаты горы: редкие горные системы не имеют лесов. «Хозяином» горных лесов умеренного пояса во все времена был медведь. Именно его стали теснить в этих экосистемах, после грехопадения Адама, кроманьонцы. Известно, что медведь всеяден: он не брезгует плодами, ягодами, поедает мелких животных, ловит рыбу, охотится на крупный рогатый скот, любит мед…

После столетий экологического «братания» кроманьонца с медведем в некоторых горных системах мира появились племена людей-«медведей»: неторопливый, основательный, инертный увалень, человек «медведь» в какой-то момент, не связанный с определенным циклом, взрывается – это производит ощущение бешеного потока воды из прорванной плотины. Этот дикий выход энергии необыкновенным образом преображает «медведя»: движения становятся энергичными, быстрыми, ловкими, решения принимаются с молниеносной быстротой – типичная ситуация аврала. Именно в момент близкого «прорыва плотины» у «медведей» появлялось непреодолимое желание «уложить» кого-нибудь из крупного рогатого скота: маскируясь за стволами деревьев, на деревьях, за камнями, люди-«медведи» терпеливо поджидали появление крупного рогатого, когда же он подходил на наиболее благоприятное для поражения расстояние, эта группа из 3-5 охотников набегала на животное, раздирая его «когтями»-копьями.

Традиции, обряды, обычаи быстро закрепили доминирующее положение «медвежьего» – флегматического – темперамента. И с течением веков у множества племен умеренного пояса горнолесной зоны сформировалось обличье «медведя»: холерики, сангвиники, меланхолики «утяжелили» себя основательным зарядом флегмы. У селившихся в лесах Европы, Азии, Северной Америки кроманьонцев появление «медвежьего вида» происходило аналогичным образом.

Но имя тотема должно быть надежно скрыто – этот запрет инертные люди-«медведи» будут соблюдать терпеливо, в соответствии со своей флегматической природой. Для ответа на вопрос об имени своего тотема люди-«медведи» прибегали к обычной для этого явления практике сравнения: он могуч, неустрашим, яростен как телец, то есть бык. И, действительно, бык – это мощное, флегматичное, неторопливое животное, но в ярости он наводит ужас на людей и зверей. Для описания тотема люди-«медведи» прибегали не к помощи «брата» по экологической нише, как у «волков», а к животному, которое по темпераменту было похоже на медведя, и на которое избегал нападать даже медведь.

Мифология народов гор, лесных областей Европы, Азии, Северной Америки содержит богатейший материал, подтверждающий «медвежьи», «подобно тельцу», корни большого числа этносов: «В мифологических представлениях и ритуале медведь может выступать как… предок, родоначальник, тотем… <…>

<…> Сведения о людях-„медведях“ имеются в древневосточных (в частности, в хеттских) текстах. <…> Тему родства (хозяина леса) отражают табуистические названия медведя – „отец“, „дед“, „дедушка“… „лесовой человек“… „хозяин“… Известны и другие принципы табуирования названий медведя: русское „медведь“, то есть „едящий мед“; немецкое Вar, английское bеаr, то есть „бурый“. <…> …Знаменательно отождествление… в медвежьем культе в Заволжье скотьего бога Велеса… с медведем»14. К толкованию мифов, в которых присутствует телец, необходимо подходить очень осторожно: возможно наложение древнейших тотемических верований, связанных со львом, поскольку табуистическое описание льва в первые тысячелетия существования племен-«львов», вне всякого сомнения, включало в себя и сравнение его с быком, на тотемические верования племен-«медведей».

На севере европейской части России, в Литве, Белоруссии, то есть в местах обитания «медвежьего» суперэтноса, краеведами найдены и описаны сотни валунов с выбитыми следами стоп человека, медведя и реже других животных. Один из первых исследователей этих загадочных камней шуйский краевед Сергей Николаевич Ильин полагал, что следы животных, выбитые в соседстве со ступней, это – знаки тотемизма, памятники первобытного культа тех животных, которых люди считали своими священными предками. Непонятно, почему краевед вывел из класса тотемов сам след ступни человека, поскольку совершенно очевидно, что такое большое количество валунов-следовиков – это материальное свидетельство тотемического культа медведя, который в тотемических верованиях сливался с первопредком в одно целое, да и след медведя напоминает человеческий. Человеческий след – это своеобразная табу-маскировка: нельзя явно называть, рисовать, изготавливать изображение тотема – это закон тотемической религии.

Но самое главное, пожалуй, почему здесь надо видеть тотемический культ медведя, заключается в следующем: валун по очертаниям напоминает затаившегося в траве, среди деревьев медведя. Камни-следовики севера Руси – это, как представляется, живая летопись тотемических верований, зафиксированное в камне поклонение мифическому первопредку людей-«медведей». Позднее, в момент разрушения первобытнообщинного строя, тотемические воззрения претерпели изменения: тотемами стали признаваться лисы, рыси, лоси и др. животные, что и было отражено на некоторых камнях (экзотические следы типа обутой ноги – это позднейшие художества, к тотемическим верованиям, конечно же, не имеющие ни малейшего отношения). И, безусловно, прав С. Ильин, утверждавший, что камни-следовики были одновременно и знаком собственности родов и племен, рубежным знаком, поскольку в каждом «медвежьем» племени существовал свой валун-«медведь» – памятник предку-тотему, которому племя поклонялось.

Естественно, что установилась и определенная корреляция между флегматическим характером и телом людей-«медведей»: чуть выше среднего – рост, несколько бочкообразное туловище, кажущиеся коротковатыми на фоне мощного торса ноги.

Проходили столетия, численность племен «обезьяны», «льва», «орла» и «тельца», росла и к третьему тысячелетию до н.э. из-за этого в ряде регионов стала складываться неблагоприятная обстановка, грозящая необратимым нарушением экологического равновесия. И тогда на мировую арену вышли адамиты.

Глава II.

«Двадцать четыре старца»

В приводимом выше из Апокалипсиса символе человечества намеренно был удержан один элемент: «…И вокруг престола двадцать четыре престола, а на престолах видел я сидевших двадцать четыре старца, которые облечены были в белые одежды» (Откр. 4, 4); «И когда Он взял книгу, тогда четыре животных и двадцать четыре старца пали пред Агнцем… И поют новую песнь, говоря: достоин Ты взять книгу… ибо Ты был заклан, и кровию Своею искупил нас Богу из всякого колена и языка, и народа и племени…» (Откр. 5, 8,9). Одним словом, «четыре животных» и «двадцать четыре старца» разъединены лишь в символе, а в жизни они слиты в одно, составляют единство «всякого колена и языка, и народа и племени». И все же они отличаются друг от друга: «двадцать четыре старца» – как «сыны Божьи», а «четыре животных» имеют звериные черты.

В первых главах Библии содержится разгадка этой тайны: люди были сотворены в шестой день Творения, а в седьмой день был создан Адам, поскольку «не было человека для возделывания земли» (Быт. 2, 5). В главе шестой мы видим, что вместе с «сынами Божьими» существуют и «люди», у которых «дочери человеческие»: «Когда же люди начали умножаться на земле и родились у них дочери, тогда сыны Божии увидели дочерей человеческих, что они красивы, и брали их себе в жены… И сказал Господь [Бог]: не вечно Духу Моему быть пренебрегаемым… и увидел Господь [Бог], что велико развращение человеков на земле… и раскаялся Господь, что создал человека на земле…» (Быт. 6, 1-3, 5,6.).

Что это за «сыны Божьи»? Кто такие «люди», чьих дочерей стали брать «сыны Божьи» себе в жены? Сразу же отбросим измышления насчет браков людей с падшими ангелами: Бог не допустит такого извращения. Современными православными богословами единственно верным признается следующее толкование: «люди» – потомки Каина, «сыны Божьи» – Сифа. Но здесь противоречие: родители – Адам и Ева – совершили смертный грех, но, однако же, у одного сына (тоже согрешившего) потомки «люди», а у другого – «сыны Божьи», хотя про Каина сказано: «…приобрела я человека от Господа» (Быт. 4, 1). Здесь частное мнение пусть и великого святого возводится в ранг догмы.

Мы помним упрямство западных богословов по вопросу о строении солнечной системы, повторяется то же самое: наука утверждает, что человек современного вида сформировался около 50 тысяч лет тому назад, а богословы опровергают это, не вникая в суть вопроса, слепо отстаивая общепринятую между собою точку зрения, прозрачно намекая на то, что доказательства ученых – «заговор против веры в Бога». Не будем спорить: в мире есть силы, жаждущие уничтожения истинной веры в Бога и возведение на ее место «веры в науку», но и зерна от плевел нужно отделять… Не Священному Писанию противоречат данные современной науки о происхождении человека, а некоторым частным богословским мнениям, которые обскуранты пытаются выдать за «согласие отцов».

Когда же мы, не отвергая основательные положения современной науки, верим в истинность Священного Писания, не ставим под сомнение ход изложения, внимательно изучаем его, то все сразу же становится на свои места: Адам был создан в седьмой день, когда «люди шестого дня» – «четыре животных» – уже жили на земле. И когда «люди шестого дня» «стали умножаться на земле» и пришли в соприкосновение с «сынами Божьими» – потомками Адама, – тогда «сыны Божьи» увидели дочерей «людей шестого дня», что они красивы, и, соблазняясь их красотой, «брали себе в жены, какую кто избрал».

Чем отличается адамит от потомков «четырех животных», помимо пребывания в Раю и непосредственного общения там с Богом? В Библии об этом сказано так: «И выслал его Господь Бог из сада Едемского, чтобы возделывать землю…» Стало быть, одно из главных отличий Адама в умении «возделывать землю», преобразовывать ее. Известно, что землю возделывают для того, чтобы получать пищу, которая является источником энергии для человека. Выходит, основное отличие адамитов – умение находить новые источники энергии, окультуривать землю. Но на земле уже жили люди – «четыре животных», – умевшие в своей экологической нише добывать энергию, то есть пищу. Правда, со временем, когда из-за перенаселенности в биогеоценозах возникла угроза экологическому равновесию, генотип «льва», «тельца», «обезьяны», «орла» и порожденные сигнальной наследственностью традиции, обряды, обычаи оказались для их носителей ловушкой, как в песне известного барда: «Мы, волчата, сосали волчицу и всосали: нельзя за флажки!»

Необходим был человек с новым темпераментом, носитель которого, в зависимости от экологической ситуации, мог изменить рисунок поведения, традицию, обряд, обычай в сторону выживаемости, нахождения путей к стабилизации пошатнувшегося экологического равновесия, при этом наставляя племя на путь веры в Бога. Гумилев Л. Н. назвал такого человека пассионарием. Он полагал, что пассионарность возникает в результате «вредной» мутации, начало которой дает излучение из космоса15. Резкое уменьшение пассионариев после фазы «пассионарного перегрева» Гумилев Л. Н. объясняет гибелью пассионариев из-за строптивого характера, а также рецессивностью пассионарного признака. Вроде бы все логично, но возникает одно «маленькое» но: одна и та же «вредная мутация» у сотен тысяч людей на протяжении тысяч лет?

Гораздо более непротиворечивым, естественным, плодотворным было бы предположение следующего рода. Около семи с половиною тысяч лет тому назад на Земле, от «одной крови» «людей шестого дня», из праха земного, создан новый человек, названный Адамом, отличающийся от уже живущих «людей шестого дня» новым темпераментом, гибким, растяжимым, подвижным, – темпераментом актера, темпераментом «глины», темпераментом чрезвычайно отзывчивого сердца, темпераментом необыкновенно чуткой души, позволяющим его носителям приноравливаться к темпераментам людей «львов», «тельцов», «обезьян», «орлов». Носители этого темперамента после потопа расселились по лицу всей земли, они слились с племенами-«животными», то есть «растворились», «спрятались» в среде четырех суперэтносов.

Человек с темпераментом адамита (пассионария), поселившийся, скажем, среди людей-«львов», через дни, недели «вживается в образ», подстраивается под «львиный» темперамент: в его нервной и гормональной системе процессы начинают протекать подобным «львиному» образом. У его ребенка произойдет соответствующая корреляция тела, а в случае, если мать ребенка из «львиного» племени, – процесс пойдет еще быстрее. Это и есть, как представляется, причина «исчезновения» пассионариев.

Признак пассионарности может дремать столетия, до того момента, когда в результате каких-либо причин – того же космического излучения, например, – в биоценозе не произойдет нарушение экологического равновесия. И здесь пассионарий, уже столетия назад ставший, к примеру, «львом», проявит себя незамедлительно: он хочет жить, его существо подсказывает ему, что можно обновить традицию, обряд, обычай, то есть выйти «за красные флажки», изменить рисунок поведения племени, создать новую культуру16. Таких скрытых адамитов (пассионариев), как правило, в каждом крупном этносе оказывается довольно много, они «срывают» с себя прежнюю «шкуру» «животного» и активно ищут выход из положения: именно скрытые адамиты перевели множество охотничьих племен земли, задыхавшихся от перенаселенности в своих биоценозах, к занятию скотоводством и земледелием.

Этот процесс четко зафиксировала мифология многих народов мира: мифы, в которых главное действующее лицо так называемый «культурный герой» – это древние народные сказания, отразившие вхождение адамитов в тело племен «людей шестого дня». Ну, а далее роль адамитов (пассионариев) постепенно сходила на нет: костяк племени устраивал свою жизнь в новом этноценозе в соответствии со своим «животным» темпераментом. Пассионариям приходилось смиряться, и вновь жизнь племени возвращалась в свое родное русло «льва, «тельца», «обезьяны» или «волка».

Как представляется, совершенно очевидно и то, что появление новых языков и языковых групп, творческое их развитие, чаще всего, непосредственно связаны с адамитами: пассионарный темперамент, естественно, имеет проекцию и в сферу языка как орудия общения и взаимного понимания. «…Племенные особенности, какова бы ни была их первоначальная причина, выражаются в языке… в мифическом мировоззрении, в эпических преданиях, в основных формах быта, то есть в отношениях как ко внешней природе, источнику материального существования, так и к себе подобным. Если бы в племени не выработалась особенность психологического строя, то каким бы образом могли произойти столь существенные различия в логическом построении языков? Отчего один народ так заботится об отличении всех оттенков времени, а другой (как славянский) почти вовсе опускает их из виду, но обращает внимание на качества действия; один употребляет как вспомогательное средство при спряжении глагол иметь, другой же – глагол быть и т.д. Сравнительная филология могла бы служить основанием для сравнительной психологии племен, если бы кто успел прочесть в различии грамматических форм различия в психических процессах и в воззрениях на мир, от которых первые получили свое начало»17.

Первые адамиты, до расселения по народам, жили компактно, вероятнее всего, в районе южного Двуречья, о чем повествуют некоторые археологические находки, древность которых совпадает со временем сотворения Адама – около 5,5 тыс. лет до н. э. Адамиты строили города, занимались разведением скота и земледелием, различными ремеслами. После потопа – гигантского наводнения в этом районе (о чем свидетельствует и археология), погубившего почти всех адамитов, – потомство оставшихся в живых расселилось по всем континентам, племенам и народам. Пассионарная «закваска», за исключением небольшого корня, «растворилась» и «тесто» человечества стало быстро «подниматься», осваивая новые способы добычи энергии – скотоводство и земледелие.

И очень скоро численность людей достигла такого уровня, что племена «львов», «орлов», «тельцов» и «обезьян» стали входить в тесное соприкосновение друг с другом, грозившем взаимоистреблением. Но и здесь скрытые адамиты сумели найти выход, организовав жизнь племен в местах контактов – возникли города-государства, империи. В большинстве этих древнейших государств явственно проступает деление общества на четыре группы: жречество, воины, земледельцы, слуги, что вписывается в представление о человечестве как о «четырех животных»: жрецы – «львы», воины – «орлы», земледельцы (торговцы) – «тельцы», шудры – «обезьяны». Города-государства Древнего Востока представляют собой первые попытки человечества организовать жизнь различных племен в едином социуме. Это стало возможным лишь после того, как пассионарная «закваска» прочно укоренилась в «четырех животных». Города-государства, империи стали «повивальной бабкой» зарождения и развития «самобытных культурно-исторических типов», то есть цивилизаций18.

Но адамиты отличаются друг от друга нравственными качествами: среди них есть «пшеница» и «плевелы», «сыны Царствия» и «сыны лукавого». «Пшеница» адамитов во времена экологических нарушений, опираясь на свой пассионарный заряд и с верой в Творца, самоотверженно осваивает новые источники энергии, создает новые традиции, обряды, обычаи, чтобы найти точку опоры этноса, спасти его от вымирания. Как правило, в эти времена, взнузданные инстинктом самосохранения, пассионарии-«плевелы» не проявляют слишком уж явно свое лукавое нутро. Но, выждав момент, они пытаются овладеть энергетическими потоками этноса, замкнуть их на себя, «купаясь» в энергии, расходуя ее на удовлетворение своих эгоистических желаний, услаждая свои порочные страсти. Они превращаются в пожирателей энергии этноса – субпассионариев. Думается, что не в последнюю очередь из-за угрозы распространения «плевел» среди «людей шестого дня» осуждались первые браки с «дочерями человеческими».

Гумилев Л.Н. утверждал, что субпассионарии не могут поглощать из окружающей среды достаточное количество энергии, вследствие чего не могут приспособиться к окружающей среде. Но и в то же время он говорит о том, что они скапливаются в больших городах, чтобы «жить, не работая, паразитируя и развлекаться». В этих суждениях ряд противоречивых моментов: 1) за счет чего пассионарии живут как паразиты и развлекаются?; 2) как они могут жить и даже развлекаться, если не умеют поглощать достаточное количество энергии?; 3) разве паразиты не приспосабливаются к среде? Чтобы найти истину в этом вопросе необходимо, во-первых, исключить из числа субпассионариев душевнобольных и людей с тяжелыми заболеваниями и врожденными телесными недостатками, поскольку это, действительно, затрудняет усвоение энергии, адаптацию к жизни; во-вторых, не считать субпассионариями тех, кто покинул свою нишу из-за жестоких условий социального плана: вспомним сотни тысяч нищих в Англии во времена экспроприации земли у сельского населения – это была самая настоящая искусственно организованная этнологическая катастрофа.

Субпассионарии – это люди, культивирующие в себе нравственные пороки и отвергающие путь спасения. На расчесывание своих моральных язв эти люди тратят гигантское количество энергии, они «дырявят» общество насаждением пьянства, наркомании, разврата, систем преступных сообществ и через эти «дыры» крадут энергию этноса. Это «черные дыры» общества, затягивающие в бездну своих пороков и страстей общественный труд, общественное богатство. Это целый антимир! Хотя, естественно, искреннее покаяние любому человеку и в любой момент открывает путь ко спасению.

Очень серьезная ошибка видеть среди субпассионариев лишь «дно общества»: «Финансовая аристократия, как по способу своего обогащения, так и по характеру своих наслаждений есть не что иное, как возрождение люмпен-пролетариата на верхах буржуазного общества»19. Об этом нас частенько оповещают СМИ, описывая схемы отмывания миллиардов долларов «грязных денег», которые поступают в мировую финансовую систему от оборота наркотиков в странах Латинской Америки, в Афганистане… Но вернемся к прерванной нити изложения.

Именно стараниями субпассионариев благая идея человеческого общежития превратилась в древних империях в кошмар для племен «обезьяны»: адамиты-«плевелы» «хищных» племен – «льва», «орла», «тельца» – увидели в людях-«обезьянах» огромный источник управляемой энергии для услаждения своих низменных страстей. В этот порочный круг, из-за явления пассионарной индукции, стали втягиваться и не адамиты: истинные «львы», «орлы», «тельцы». Гигантские силы, возникшие в древних империях – эпицентрах этого этногенетического котла, разорвали первобытные общинные отношения, что повлекло за собой возникновение неравенства, частной собственности и в однородных суперэтнических средах.

Конечно, государства быстрее возникали там, где в наличии было несколько суперэтнических субстратов: южные отроги Кавказа, горы Ближнего востока, Иранское нагорье. Именно отсюда арии – союз племен «льва», «орла», «тельца» – двинулись в Индию, в область обитания племен «обезьяны». По пути движения ариев возникали города-государства. Дабы не раствориться в огромном океане «обезьяньих» племен, традиции, обряды, обычаи ариев не в последнюю очередь были ориентированы на то, чтобы законсервировать свой «хищнический» дух, пресечь половые связи между представителями разных суперэтносов. Индийские варны – это «окаменелые» формы, отпечатки племен «льва» – брахманы, «орла» – кшатрии, «тельца» – вайшьи, «обезьяны» – шудры. Лишь презрение к чандалам и другим потомкам смешанных браков уберегло «хищнические» варны от растворения в индийском суперэтническом океане. Но недостаток адамистской «закваски» препятствовал возникновению в районе Индии обширной империи. Он же, вероятнее всего, явился причиной консервации «хищнического» духа племен «льва», «орла» и «тельца», закреплению кастового строя.

Аналогичные процессы протекали и в Юго-Восточной Азии, но здесь место льва заняла другая кошка – тигр, в ареале распространения которого сформировались племена людей-«тигров»: в районе северо-востока нынешнего Китая (район Маньчжурии), в области умеренного пояса, часть кроманьонцев, после грехопадения Адама, вынуждена была адаптироваться в экологической нише тигра. А в монгольских степях произошло формирование «животного подобного орлу летящему», племена которого со временем заселяли и местности будущей империи: в Китайской империи этот суперэтнический компонент был задействован посредством социальной сепарации через сословие мандаринов (управляющих). Поскольку в Китайской империи всегда был в избытке «обезьяний» суперэтнос, постольку жестоких форм рабства она не знала: государству не было особой нужды в ломке человеческой природы.

От ветхозаветного «пахтанья» суперэтнических океанов была освобождена лишь малая часть адамитов в лице двенадцати патриархов – родоначальников двенадцати колен адамитов-израильтян. Эта «закваска» затем, по Пришествии Иисуса Христа, сыграла главную роль в деле христианизации мира: двенадцать Апостолов Христа – символ адамитов-израильтян двенадцати колен, растворившихся в «водах» супер-этнических «океанов», чтобы быть «ловцами человеков» и споспешествовать Христу. Это и есть, как представляется, «двадцать четыре старца». Еще шире, двадцать четыре старца – это символ всех уверовавших во Христа потомков Адама.

Как известно, в девятом веке до н. э., во времена царствования Ровоама – сына Соломона, Израильское царство раскололось на два: собственно Израильское, в которое вошли 10 колен, и Иудейское – с двумя коленами: Вениаминовым и Иудиным, потомки которых и именуются сегодня евреями. Вплоть до захвата Израильского царства десяти колен Ассирией, между ними не прекращалась ожесточенная непримиримая вражда. Подавляющее число захваченных израильтян ассирийцы увели в полон, а освободившееся место заселили другими народами. Лишь немногие представители десяти колен когда-то вернулись на родину, большинство же израильтян без особого труда «растворились» среди обитавших в Ассирии и за ее северными пределами народами как своеобразная этногенетическая «закваска».

Продвижение десяти колен израильских на север, в сторону европейской части сегодняшней России, отмечено возникновением новых государств, этносов, народов. Их путь можно проследить по топонимам, языковым и культурным заимствованиям, генетическим вкраплениям. В начале первого тысячелетия нашей эры эта «закваска» достигла протославянского «медвежьего» суперэтноса и через несколько столетий на этническом небосклоне Европы, после очередного пассионарного толчка, вспыхнуло созвездие славянских этносов. Но подробнее об этом в следующей главе.

Есть в России и уникальный этнический феномен – чечено-ингушский. Из Библии известно, что седьмой от Адама человек – Енох, живший в допотопные времена, исчез: «И ходил Енох пред Богом; и не стало его, потому что Бог взял его» (Быт. 5, 24). В то же время, за Большим Кавказским хребтом появилось племя, называющее себя вайнахи – енахи (буквально «мы – нахи») – самоназвание предков нынешних чеченцев и ингушей. Затем в этом монолите оформилась этническая глыба «нохчи» – люди (народ) Ноха – самоназвание чеченцев. В новейшей истории России этот воскресший из допотопных времен, пришедший «с неба» – с гор Кавказа – этнос, сыграл одну из главных ролей: а) главой и лидером непокоренного, расстрелянного из танковых орудий 4 октября 1993 года Верховного Совета Российской Федерации был вайнах (нохчо) – енах (енох) – Руслан Хасбулатов; б) в Чечне в девяностые годы пролито крови «даже до узд конских», что, в условиях существующего обычая кровной мести, не знающего времен и сроков, позволяет отождествить ее с «точилом гнева Божьего» (Откр. 14, 17-20)…

Правда, здесь нужно заметить, что большинство исследователей придерживается такой точки зрения: вайнахи – это народ Ноя, потому что в мусульманской традиции принято, что Нух – это Ной. Но мусульманская традиция Еноха отождествляет с Идрисом. То есть, учитывая сходство в звучании имени, мусульманская традиция, естественно, будет отождествлять Ноха народа нохчи с именем Нух, потому что она не знает имени Енох. Но если Нох, прародитель вайнахов, действительно является великим праведником Енохом, тогда можно говорить о необыкновенном явлении: енохи как подлинные адамиты являются, в таком случае, пассионарной закваской народов Северного Кавказа и прилегающих к нему территорий, где обитают горные племена людей-«волков» и людей-«медведей». Но вновь вернемся к драконам-империям.

Мощнейшая пассионарная «закваска», наличие суперэтнических компонентов: приальпийский «волчий» и «медвежий» – на севере, на юге «львиный» и «обезьяний» – все это стало пружинами механизма Римской империи. Но поскольку «обезьяний» суперэтнос к моменту возникновения Римской империи был в этом районе довольно сильно израсходован Египтом, Вавилоном и прочими древними государствами, вход пошли суррогаты: пленники из «львиных», «волчьих» и «медвежьих» племен, что потребовало ужесточения рабства, дабы сломать их природу. Последнее, естественно, порождало ненависть свободных народов и племен к Римской империи.

В России империя возникла позже: в ней было поначалу лишь два суперэтнических компонента: преобладающий «медвежий» и незначительный «волчий» (южные степи и Прикарпатье). Но запустить механизм возникновения империи помогли, как представляется, несколько моментов: 1) мощнейшая диффузия римской государственности; 2) принятие православной веры, призывающей, если существуют обстоятельства непреодолимого характера, рассматривать рабство как служение ближнему; 3) приглашение варягов20 на княжение; 4) два «волчьих» урагана: нашествие монголо-татар и натиск тевтонов; 5) множество адамитов, откуда формировался костяк духовного («львиного») сословия. Складывающаяся царская власть быстро втянула в свое окружение представителей «волчьего» суперэтноса с южных и западных окраин России и из германских племен, потому что «волки»-сангвиники являются костяком команды любой государственной машины. Это прирожденные управленцы, умеющие великолепно работать в «стае», то есть в команде. Существенная подпитка «орлиного» дворянского начала Российской империи поступала из казачьего сословия: эта этническая подгруппа, вне всякого сомнения, имеет в себе значительную частицу степного, то есть «орлиного» («волчьего») суперэтноса.

Несмотря на христианское исповедование, субпассионарии, используя технологии социальной сегрегации, довольно быстро осуществили мероприятия по опущению части «медведей» и «волков» на рабскую ступень крепостных, создавая искусственный «обезьяний» суперэтнический массив. Недостаток того или иного суперэтнического компонента в империях, в крупных государствах преодолевался (преодолевается) за счет социальной сепарации или социальной сегрегации. Хотя, вне всякого сомнения, православие значительно смягчало отрицательное воздействие субпассионариев на внутреннюю политику имперской власти.

Доплыла пассионарная «закваска» через Индонезию, Тихий океан и до Центральной, Южной Америки, где в горной местности сложились подходящие суперэтнические условия для возникновения цивилизации. Однако сколько-нибудь заметного числа адамитов не успело прижиться в Северной Америке, что сыграло трагическую роль во времена ее колонизации: индейские племена «волков» и «медведей», лишенные пассионарной «закваски», следуя зову своей природы, традициям, обрядам, обычаям, стояли насмерть. И здесь алчность адамитов-субпассионариев – переселенцев из Старого Света – сыграла свою роковую роль: были уничтожены сотни тысяч представителей двух основных суперэтносов, плоть от плоти североамериканской земли.

Но классические империи не могут существовать без опоры на «четыре ноги» – четыре суперэтноса – и поэтому в североамериканскую империю хлынул поток рабов: работорговцы толпами ринулись в тропическую Африку за живым товаром. Позднее, посредством эмиграции, североамериканская «варна шудр» стала пополняться выходцами из Латинской Америки и Юго-Восточной Азии. Соединенные Штаты Америки – классическая империя, поскольку все суперэтнические компоненты присутствуют в них.

Отображая данный процесс в древних империях, человеческое сознание породило образы крылатых драконов, сфинксов, кентавров, химер… В зоне империй, из-за частых браков, половых связей между представителями различных суперэтносов, появлялись люди с головой, скажем, «тельца», туловищем «льва», ногами «орла».

Однако, несмотря на это, суперэтническая «молекула» – темперамент, то есть особое устройство нервной и гормональной системы, – в любом случае будет передана потомкам по мужской линии, хотя признаки тела другого суперэтноса, человеческая среда будут давить на унаследованный темперамент, смазывая его природные черты. Ну, а подвижный адамитский темперамент будет и вовсе преподносить сюрпризы в потомстве. Отсюда и невероятное количество оттенков темпераментов, причем в столицах классических империй это разнообразие достигает своего пика. Эта психологическая палитра была отображена и позднейшими тотемическими верованиями, когда тотемами стали признаваться различные животные не из разряда «четырех», насекомые, деревья и т. д.

«Четыре животные» – это «тело» человечества. Единство человеческого рода в таком духе осознано, например, в индуизме: «фантастическое отражение внешнего мира» в сознании индусов породило веру в Брахму (Пурушу) – фантастического человека. Из уст Брахмы порождены брахманы, из рук – кшатрии, из бедер – вайшьи, из стоп – шудры. То есть индийское общество представляет собой, согласно индуизму, клон фантастического небесного существа, похожего на человека. Но этот «земной Брахма» пока «спит»: он не может активно двигаться к социальному преображению. Причину мы указывали выше: в Индии, по всей вероятности, проживает относительно небольшой процент потомков Адама.

Кто такой Христос – Небесный Адам? Это, прежде всего, любовь к Богу и к людям. Адамиты предназначены быть проводниками этой любви. Только такого рода любовь может пробудить к вечной жизни «земного Брахму», умиротворить Африку, освободить из цепких рук мафии Латинскую Америку… Адамиты призваны быть «нервом любви» человечества. Именно при непосредственном участии обратившихся к Богу адамитов произойдет всеобщее воскресение рода человеческого. Об этом пишет Апостол Павел: «Ибо если отвержение их – примирение мира, то что [будет] принятие, как не жизнь из мертвых?» (Рим. 11, 15).

Глава III.

Cокрытый Иосиф

Много написано о «загадке русской души», о тайнах в жизни и судьбе русского народа. Русский народ в сонме своих святых возносится до небес, а в грехах и пороках опускается до пасти ада. Это роднит его с еврейским народом: «Скорбь и теснота всякой душе человека, делающего злое, во-первых, Иудея, [потом] и Еллина! Напротив, слава и честь и мир всякому, делающему доброе, во-первых, Иудею, [потом] и Еллину!» (Рим. 2, 9,10).

Отсутствие у русского народа тяги к мамоне буквально выводит из себя многих деловых англичан, японцев, янки: это несправедливо, что русским принадлежат такие большие территории и огромные природные богатства, – жалуются они на Провидение. Так почему же именно русский народ, подобно Херувиму и пламенному мечу обращающемуся, стоит на пороге земного рая по-вавилонски, прикрывая собою от жаждущих обогащения одну из самых богатых кладовых планеты? Случайность – скажет атеист: на месте русских могли бы оказаться китайцы, монголы или какой-то другой народ. Могли, но почему не оказались?

В Русской Православной Церкви существует церковное предание, приподнимающее завесу над тайной русского народа, Русского мира: «Евреи и славяне суть два народа судеб Божиих, сосуды и свидетели Его, ковчеги нерушимые…»21. В примечании к этим словам один из составителей книги «Угодник Божий Серафим» игумен Андроник (Трубачев) пишет: «Евреи и славяне выделены как хранители истины Божией в Ветхом (ветхозаветный Моисеев закон) и в Новом Завете (Православная вера)»22. Как полагают исследователи, эти пророческие утверждения церковного предания о России и славянах принадлежат святителю Антонию (Смирницкому).

Существует логика веры: назовем ее «пророческой логикой». Она опирается на пророчества ветхозаветные и новозаветные. Так вот, в ветхозаветных пророчествах, там, где идет речь о «двух народах судеб Божиих», они называются совершенно четко: «И было ко мне слово Господне: ты же, сын человеческий, возьми себе один жезл и напиши на нем: Иуде и сынам Израилевым, союзным с ним; и еще возьми жезл и напиши на нем: Иосифу; это жезл Ефрема и всего дома Израилева, союзного с ним. И сложи их у себя один с другим в один жезл, чтобы они в руке твоей были одно. И когда спросят у тебя сыны народа твоего: не объяснишь ли нам, что это у тебя?, тогда скажи им: так говорит Господь Бог: вот, Я возьму жезл Иосифов, который в руке Ефрема и союзных с ним колен Израилевых, и приложу их к нему, к жезлу Иуды, и сделаю их одним жезлом, и будут одно в руке Моей. Когда же оба жезла, на которых ты напишешь, будут в руке твоей перед глазами их, то скажи им: так говорит Господь Бог: вот, Я возьму сынов Израилевых из среды народов, между которыми они находятся, и соберу их отовсюду и приведу их в землю их. На этой земле, на горах Израиля Я сделаю их одним народом, и один Царь будет царем у всех их, и не будут более двумя народами, и уже не будут вперед разделяться на два царства» (Иез. 37, 15-22).

Если славяне – это народ «судеб Божиих», который стоит в одном ряду с другим народом «судеб Божиих» – евреями, то есть «Иудой и сынами Израилевыми, союзными с ним», – то они не могут быть ни кем иным, как «Ефремом и всем домом Израилевым». Этого требует логика веры, пророческая логика. Но и в рукописи Мотовилова, откуда мы узнали об упомянутом выше церковном предании, этот момент раскрыт: на «…территории России и внутренней Азии (исток теории евразийства – В. М.)… живут 10 колен царства Израильского»23.

Из истории известно, что десять колен Израильских отложились от колен Иуды и Вениамина в десятом веке до нашей эры: «Когда весь Израиль увидел, что не слушает его царь, то отвечал народ царю, говоря: какая нам часть в Давиде? Нет нам доли в сыне Иессеевом; по шатрам своим, Израиль! Теперь знай свой дом, Давид. И разошлись все Израильтяне по шатрам своим» (2 Пар. 10, 16).

В восьмом веке до нашей эры Израильское царство десяти колен было завоевано Ассирией (722-720 год до н. э.). Все десять колен были уведены в плен. После этого их след в истории затерялся. Лишь очень незначительная часть десяти колен вернулась на родину. То есть никакого отношения к тому, что происходило во времена Первого Пришествия Христа, плененные ассирийцами десять колен не имеют.

Но через пророков Бог говорит о том, что в «конце времен» пропавшие десять колен обнаружатся и соединятся с двумя коленами, то есть с теми, которых сегодня называют евреями, воедино. Естественно, десять колен оставят язычество, уклонением в которое они и отложились от «Израиля Божия»: «Симон изъяснил, как Бог первоначально призрел на язычников, чтобы составить из них народ во имя Свое. И с сим согласны слова пророков, как написано: Потом обращусь и воссоздам скинию Давидову падшую, и то, что в ней разрушено, воссоздам, и исправлю ее» (Деян. 15. 14-16). Вот как это звучит у пророка Амоса: «Ибо вот, Я повелю и рассыплю дом Израилев по всем народам, как рассыпают зерна в решете, и ни одно не падает на землю. От меча умрут все грешники из народа Моего, которые говорят: „не постигнет нас и не придет к нам это бедствие!“ В тот день Я восстановлю скинию Давидову падшую, заделаю трещины в ней и разрушенное восстановлю, и устрою ее, как в дни древние, чтобы они овладели остатком Едома и всеми народами, между которыми возвестится имя Мое, говорит Господь, творящий все сие. Вот, наступят дни, говорит Господь, когда пахарь застанет еще жнеца, а топчущий виноград – сеятеля; и горы источать будут виноградный сок, и все холмы потекут. И возвращу из плена народ Мой, Израиля, и застроят опустевшие города и поселятся в них, насадят виноградники и будут пить вино из них, разведут сады и станут есть плоды из них» (Ам. 9, 9-14). Христианизация мира – это, не в последнюю очередь, «воссоздание скинии Давидовой падшей», то есть возвращение десяти колен из языческого пленения.

Здесь кто-то, быть может, возразит: для таких выводов нужны, мол, серьезные исторические, этногенетические, лингвистические исследования. Но судьба десяти колен Израиля – это, в первую очередь, предмет веры, а не науки. Здесь вера задает ориентиры науке, а не наоборот.

Где только ни «находили» пропавшие десять колен Израильских: в Индии, в Великобритании, в США, в Японии – всех мест не перечесть. Но искали не «народы судеб Божиих», а народы «судеб мирских». Десять колен непременно должны себя проявить как народ «судеб Божиих». Они всегда, даже в язычестве, остаются в центре мировой истории. И именно они, согласно пророческой логике, должны стать твердыней христианского мира, которая (твердыня) есть Православие. «Смело можно сказать, что самая живая вера во всей своей беззаветности господствует теперь в Европе лишь у славян: какому бы вероисповеданию ни отдались они, – это самые ревностные чтители и поборники. Вспомним, что самые горячие последователи ислама в Европе – потуречившиеся сербы, босняки, так что там возникла всеобщая пословица – «нет турка без потурченика»; поляки, конечно, самые ревностные католики; даже в протестантизме многие чехи опередили немцев. <…> …Беспристрастно следует признать, что всего более славянам сродно Православие, для которого они, как будто, прямо созданы: не даром оно с самого начала распространялось у всех них, не даром оно везде, где только сохранено, благоприятствует полному развитию их народного творчества, и не даром за утрату его или искажение везде платятся славяне утратою или искажением своих народных произведений»24.

Если бы искали «народы судеб Божиих», то кто бы прошел мимо того факта, что славяне, прежде всего русские, стали ядром могучей империи, а затем сверхдержавы – СССР? Кто бы ни заметил, что у советского общества в 1945 году «крепость… как первородного тельца, и роги…, как роги буйвола; ими избодет… народы все до пределов земли…» (Втор. 33, 17)? А уж об огромных территориях, природных богатствах и говорить нечего: ничего подобного не было ни у одного народа Земли. Совершенно очевидно, что утверждения о десяти коленах и «двух народах судеб Божиих» в бумагах «служки Божией Матери и Серафимова» Николая Мотовилова не случайны. Они заставляют задуматься о соединении Израильских колен в «конце времен», и побуждают присмотреться к славянским племенам.

Собственно говоря, миру славянские народы предстали во всей свое полноте после развала Югославии и СССР. До этого времени, как правило, лишь специалисты могли точно назвать их количество. Мир после разрушения Югославии и СССР, как бы «вдруг», в одночасье, увидел, что славянских народов десять25: русские – великороссы, малороссы и белорусы, – поляки, болгары, чехи, словаки, сербы, черногорцы, македонцы, словенцы, хорваты. Это, как представляется, можно рассматривать в качестве явного «знака исполнения пророчеств». Особняком стоят боснийцы, явившие черты колена Данова…

Поразительный момент: этнический рисунок русских – русских, украинцев и «вторых украинцев», то есть белорусов, – накладывается на этнический рисунок колена Иосифа, разделившегося на два колена – Ефрема и Манассии – и полуколено Манассиино. Это до времени было скрыто под многообразием восточнославянских племен в Древней Руси, скрадывалось под «одеждами» русского централизованного государства, Российской империи, СССР. Но сегодня «все тайное стало явным». И мы можем увидеть четкие очертания колена Ефремова – великороссы, колена Манассиева – украинцы или малороссы, и полуколена Манассиева – белорусы, то есть «вторые украинцы». Сегодня на некоторых православных форумах идут жаркие споры: имеют право быть малороссы и белорусы или нет – все это русские? Парадокс: да, мы все русские, но мы в то же время и великороссы, и малороссы, и «вторая половина малороссов», то есть белорусы.

Благословение Иакова сынам своего сына Иосифа и повеление Моисея о полуколене Манассиевом все расставляют по своим местам: «И ныне два сына твои, родившиеся тебе в земле Египетской, до моего прибытия к тебе в Египет, мои они; Ефрем и Манассия, как Рувим и Симеон, будут мои» (Быт. 48, 5); «И дал повеление Моисей сынам Израилевым и сказал: вот земля, которую вы разделите на уделы по жребию, которую повелел Господь дать девяти коленам и половине колена; ибо колено сынов Рувимовых по семействам их, и колено сынов Гадовых по семействам их, и половина колена Манассиина (выделено мною – В. М.) получили удел свой: два колена и половина колена получили удел свой за Иорданом против Иерихона к востоку» (Чис. 34, 13-15).

И еще один поразительный момент. Благословение Иакова заложило и будущее первенство великороссов перед малороссами, хотя Манассия был старше Ефрема: «И взял Иосиф обоих, Ефрема в правую свою руку против левой Израиля, а Манассию в левую против правой Израиля, и подвел к нему. Но Израиль простер правую руку свою и положил на голову Ефрему, хотя сей был меньший, а левую на голову Манассии. С намерением положил он так руки свои, хотя Манассия был первенец» (Быт. 48, 13,14). Мы видим, в осуществление этого благословения, что первым возвысился Киев, как «мать городов русских», что крещение приняли первыми киевляне. Но прошло время, и Москва, которая была младше Киева, возвысилась над ним. И северо-восточные племена Руси стали превосходить юго-западные и западные племена по численности и по влиянию на ход истории Руси. Отмахнуться от этого факта нельзя. И это тоже явный «знак исполнения пророчеств».

Благословение Моисея колену Иосифа – это пророчество о будущей державной мощи русского народа, об огромных территориях и неисчислимых природных богатствах, которые даровал Бог России: «Об Иосифе сказал: да благословит Господь землю его вожделенными дарами неба, росою и [дарами] бездны, лежащей внизу, вожделенными плодами от солнца и вожделенными произведениями луны, превосходнейшими произведениями гор древних и вожделенными дарами холмов вечных, и вожделенными дарами земли и того, что наполняет ее; благословение Явившегося в терновом кусте да приидет на главу Иосифа и на темя наилучшего из братьев своих; крепость его как первородного тельца, и роги его, как роги буйвола; ими избодет он народы все до пределов земли: это тьмы Ефремовы, это тысячи Манассиины» (Втор. 33, 13-17). Благословение патриарха Иакова такого же плана.

Даже известное греховное пристрастие, распространенное среди великороссов, отмечено в ветхозаветных пророчествах: «Горе венку гордости пьяных Ефремлян…» (Ис. 28, 1). Есть и еще одно довольно распространенное греховное явление среди нас, великороссов, – это зависть, которая порою служила питательной почвой братоубийственных распрей, и оно упомянуто ветхозаветным пророком: «И прекратится зависть Ефрема, и враждующие против Иуды будут истреблены. Ефрем не будет завидовать Иуде, и Иуда не будет притеснять Ефрема» (Ис. 11, 13). Это то, что должно осуществиться в «конце времен», когда все колена Израиля видимым образом объединятся: «Посему так говорит Господь Бог: ныне возвращу плен Иакова, и помилую весь дом Израиля, и возревную по святом имени Моем. И почувствуют они бесчестие свое и все беззакония свои, какие делали предо Мною, когда будут жить на земле своей безопасно, и никто не будет устрашать их, когда Я возвращу их из народов, и соберу их из земель врагов их, и явлю в них святость Мою пред глазами многих народов. И узнают, что Я Господь Бог их, когда, рассеяв их между народами, опять соберу их в землю их и не оставлю уже там ни одного из них; и не буду уже скрывать от них лица Моего, потому что Я изолью дух Мой на дом Израилев, говорит Господь Бог» (Иез. 39, 25-29). А слово Бога «тверже закона Мидян и Персов». Но пока евреи и славяне не один, а «два народа судеб Божиих».

Нижегородский филолог Евгений Позднин так раскрывает самоназвание славян: «…Этноним славяне происходит от этнонима сауловены, являясь его сокращённой словоформой»26. Позднин полагает, что наших (славян) предков «звали сауловенами по имени первого израильского царя Саула и по имени родоначальника младшего из 12 колен израйлевых Вены, к которому Саул принадлежал»27. Предположение, как представляется, довольно обоснованное. Единственное уточнение по имени родоначальника младшего из 12 колен: его звали Вениамин, то есть, в переводе, Сын десницы. И очень сомнительно, чтобы в таком сокращенном варианте – Вен – это имя стало частью этнонима. А вот, если брать слово вен в своем обыденном значении28, то все окончательно проясняется: Саула-вены – сыны, род, потомки Саула. С течением времени гласные а и у из слова Саул выпали, и слово приобрело звучание, близкое современному. Древнееврейское слово вен сохранилось в слове внук. Обратите внимание, русское слово внук – сын сына – имеет патронимический суффикс -ук. Такого рода суффиксы сохранились в белорусском и украинском языках. Вот что по этому поводу говорит доктор филологических наук профессор Валентина Лемтюгова: «Суффикс -ук (-юк) указывает на родственные отношения: Антонюк – сын, потомок Антона. Фамилии с этим суффиксом широко представлены в Брестской области, Белостокском воеводстве Польши и на территории Украины»29.

Здесь возражают, что «Саула сын» неестественно для древнееврейского языка, для которого характерно говорить «сын Саула», «сын Давида». Однако в тех местностях Ирана, что некогда были частью Ассирийского царства и куда были сосланы десять колен Израильских, до сих пор говорят не «сын такого-то», но «такого-то сын».

Известно, что между царскими родами Давида и Саула существовала вражда, которая, вероятнее всего, и послужила катализатором распада Израильского царства на две части. И хотя значительную часть «царского» племени Вениамина, из которого вышел первый царь Израиля Саул, удалось удержать в союзе с племенем Иуды, Саул мог стать знаменем центробежных тенденций старейшин десяти племен (колен).

Новый Завет говорит нам о том, что для всех иудеев было естественным в духовном смысле считать себя «сынами Давида»: «благословенно грядущее во имя Господа царство отца нашего Давида!» (Мк. 11, 10); «Ты устами отца нашего Давида, раба Твоего, сказал Духом Святым: что мятутся язычники, и народы замышляют тщетное?» (Деян. 4, 25). Если Давид всем отец, то все иудеи – сыны Давида в духовном смысле. Здесь слово «сыны» является синонимом слова «народ». В таком случае и слова «Саула вены», то есть «сыны Саула» имели тоже значение: народ Саула, то есть первого царя Израиля.

Кто-то в связи со сказанным, быть может, опять задаст вопрос: «генетика, – как она проявится?». Повторим вновь, что вопрос о десяти коленах – это вопрос веры, а не «генетической экспертизы», науки генетики. Дело же, конечно, не в «генетическом родстве». Как будто «генетическое родство» – это пропуск в Царство Божие или индульгенция. Спрашивают, в чем собственно вера? А кто нас освободил от веры в благословения Иакова и Моисея коленам Израильским, в том числе десяти пропавшим коленам? А кто нас освободил от веры в то, что, по слову пророка, «соберутся сыны Иудины и сыны Израилевы вместе, и поставят себе одну главу, и выйдут из земли [переселения]; ибо велик день Изрееля!» (Ос. 1, 11)? Кто нас освободил от веры в «восстановление скинии Давидовой падшей»?

Никто не спорит насчет того, что много язычников из многих народов вошли и войдут в собрание народа Божьего. Но Богом сказано однажды через пророка: «Я возьму сынов Израилевых из среды народов, между которыми они находятся, и соберу их отовсюду и приведу их в землю их. На этой земле, на горах Израиля Я сделаю их одним народом, и один Царь будет царем у всех их, и не будут более двумя народами, и уже не будут вперед разделяться на два царства» (Иез. 37, 21,22). Или у другого пророка: «В те дни придет дом Иудин к дому Израилеву, и пойдут вместе из земли северной в землю, которую Я дал в наследие отцам вашим» (Иер. 3, 18). Об этом же говорит Бог устами еще одного пророка: «Непременно соберу всего тебя, Иаков, непременно соединю остатки Израиля, совокуплю их воедино, как овец в Восоре, как стадо в овечьем загоне; зашумят они от многолюдства» (Мих. 2, 12).

Конечно, в Израиль входят и все христиане, как духовные потомки Авраама. Но нельзя все сводить только лишь к аллегории, поскольку Бог устами пророка четко говорит: «Я возьму жезл Иосифов, который в руке Ефрема и союзных с ним колен Израилевых, и приложу их к нему, к жезлу Иуды, и сделаю их одним жезлом, и будут одно в руке Моей». И далее: «Я сделаю их одним народом, и один Царь будет царем у всех их, и не будут более двумя народами, и уже не будут вперед разделяться на два царства». И более того, Бог говорит, что это будет непременно: «Непременно соберу всего тебя, Иаков, непременно соединю остатки Израиля, совокуплю их воедино». Мы видим, что разговор идет о конкретных коленах, о разделенном Израиле, о соединении «двух народов» воедино. В реальности этого еще не было.

И даже слова Христа говорят в первую очередь о том же: «Есть у Меня и другие овцы, которые не сего двора, и тех надлежит Мне привести: и они услышат голос Мой, и будет одно стадо и один Пастырь» (Ин. 10, 16). Все вышеприведенные слова пророков как раз и говорят об «одном стаде и одном Пастыре». Да и разве мог Господь говорить «сего двора», если десять колен еще пребывали во тьме язычества? Конечно, здесь Господь наш Иисус Христос говорит и о язычниках вообще. Но и о десяти пропавших коленах в первую очередь. Об этом сказал Сам Бог устами пророка Иеремии: «Вот, Я приведу их из страны северной и соберу их с краев земли; слепой и хромой, беременная и родильница вместе с ними, – великий сонм возвратится сюда. Они пошли со слезами, а Я поведу их с утешением; поведу их близ потоков вод дорогою ровною, на которой не споткнутся; ибо Я – отец Израилю, и Ефрем – первенец Мой. Слушайте слово Господне, народы, и возвестите островам отдаленным и скажите: Кто рассеял Израиля, Тот и соберет его, и будет охранять его, как пастырь стадо свое» (Иер. 31, 8-10).

Какие еще свидетельства нужны, кроме вот этих слов Бога: «Кто рассеял Израиля, Тот и соберет его»? То есть не наше это дело мучить себя вопросами, как это Бог сделает, как будет проведена генетическая экспертиза… Он сказал, – значит, будет по слову Его. И никто не запретит нам видеть очами веры десять колен Израильских. Тем более что эти рассуждения ведут начало не от ветра головы своея, а с пророческого утверждения, которое обнаружилось в бумагах «служки Божией Матери и Серафимова» Николая Мотовилова: «евреи и славяне суть два народа судеб Божиих», и на «…территории России и внутренней Азии… живут 10 колен царства Израильского».

Разумеется, десять колен Израильских, впавших в язычество до плена, в Ассирийском царстве не отделялись от других народов стеною веры и закона, что, несомненно, способствовало принятию языка, преобладавшего в той местности. Естественно, какие-то конструкции, слова родного языка были сохранены. Несомненно и то, что жизнь десяти колен после пленения была искусом, приготовлением их к встрече с христианством, с Богом.

И еще одно, как представляется, очень существенное обстоятельство: нет никаких оснований для того, чтобы искать пропавшие колена на самом краю земли, в местах отдаленных от тех, куда они были отведены после пленения. Когда царства рушились, десять племен получали относительную свободу передвижения. Причем, путь на родину и на юг был закрыт сильными царствами, на восток – горами и пустынями. Оставался один путь – через Кавказ, Причерноморье и далее в Южную, Центральную и Восточную Европу. Колено Дана ушло во Внутреннюю Азию, дав начало тюркоязычным народам: «От Дана слышен храп коней его, от громкого ржания жеребцов его дрожит вся земля; и придут и истребят землю и все, что на ней, город и живущих в нем» (Иер. 8, 16).

С точки зрения пророческой логики отчетливо видна несостоятельность теории евразийства: «Дан будет судить народ свой, как одно из колен Израиля; Дан будет змеем на дороге, аспидом на пути, уязвляющим ногу коня, так что всадник его упадет назад. На помощь твою надеюсь, Господи!» (Быт. 49, 16-18). Колено Даново не упомянуто среди колен, перечисленных в главе семь Откровения (Откр. 7, 4-8). Соответственно, имени его нет на воротах «великого города, святого Иерусалима». И еще один момент.

Шиизм Ирака, Ирана, Азербайджана – это, вероятнее всего, результат «реликтового излучения» десяти колен Израиля: не все израильтяне из пропавших колен вышли в переселенческий поход или продолжили его, часть оставалась на обжитых местах, становищах, проявив в последующее время свою скрытую религиозную самость и энергию.

В свете сказанного проясняется судьба еврейства в России. Для того чтобы объективно взглянуть на этот вопрос, нужно отбросить эмоции, жажду мести, идеологические пристрастия. Еврейский народ, оказавшийся после присоединения Польши в России, в массе своей был беден, гоним и затравлен. Этот факт не отменяет и то обстоятельство, что множество финансовых воротил были евреями. Огромное влияние на рядовую еврейскую массу оказывал контролируемый ими (финансовыми воротилами) кагал. И вот именно в России произошло освобождение еврейской массы из-под власти кагала. Да, это было страшное, трагическое время. Но никто, ни один народ на Земле, кроме русского, не говорил еврейству: я твой друг, товарищ и брат. То есть произошло, в духовном плане, раскрытие души колена Иосифа: «И сказал Иосиф братьям своим: подойдите ко мне. Они подошли. Он сказал: я – Иосиф, брат ваш, которого вы продали в Египет; но теперь не печальтесь и не жалейте о том, что вы продали меня сюда, потому что Бог послал меня перед вами для сохранения вашей жизни» (Быт. 45, 4,5). Никакого сомнения не может быть в том, что евреям Европы грозило полное уничтожение.

Впервые, со времени пленения ассирийцами десяти колен, все колена Израиля оказались вместе в России, в СССР, в странах социалистического лагеря. И тотчас проявилось древнейшее и отличительное свойство Израильского народа, которое отображено в самом его названии: «Израиль (Богоборец)… – имя данное Иакову, когда он боролся с Богом в лице ангела Божия»30. Вот что об этом говорит Писание: «И остался Иаков один. И боролся Некто с ним до появления зари; и, увидев, что не одолевает его, коснулся состава бедра его и повредил состав бедра у Иакова, когда он боролся с Ним. И сказал: отпусти Меня, ибо взошла заря. Иаков сказал: не отпущу Тебя, пока не благословишь меня. И сказал: как имя твое? Он сказал: Иаков. И сказал: отныне имя тебе будет не Иаков, а Израиль, ибо ты боролся с Богом, и человеков одолевать будешь» (Быт. 32, 24-28.

Это же исторический факт: именно славяне вместе с евреями в значительной своей массе боролись с Богом в СССР, в странах социализма. Да, какие-то народы уклонялись в язычество, в ереси, но Израилем, то есть Богоборцем, были лишь славяне и евреи. И именно они стали во главе тех, что одолели фашистскую чуму: «человеков одолевать будешь». Здесь нужно лишь отметить то, что богоборчество – это не сатанизм, названный сегодня трансгуманизмом31, который, начиная с девяностых годов ушедшего века, все более и более проявляется в жизни современного мира. Трансгуманизм «есть желание смерти традиционного человека»32, что является устремлением «сына зари»: «диавол… был человекоубийца от начала» (Ин. 8, 44).

Представляется, что далеко не случайным является и то, что сегодня чрезвычайно стойкими в православной вере являются бывшие комсомольцы и коммунисты, когда-то «израильтяне», то есть богоборцы, в силу идеологии. И напрасно пытаться усмотреть здесь «оправдание гонений»: таковы парадоксы веры, таковы необычайные проявления духа «народов судеб Божьих» в мировой истории!

Невероятно усложняет судьбы народов невозможность отделить плевелы от пшеницы до жатвы: «Придя же, рабы домовладыки сказали ему: господин! не доброе ли семя сеял ты на поле твоем? откуда же на нем плевелы? Он же сказал им: враг человека сделал это. А рабы сказали ему: хочешь ли, мы пойдем, выберем их? Но он сказал: нет, – чтобы, выбирая плевелы, вы не выдергали вместе с ними пшеницы, оставьте расти вместе то и другое до жатвы; и во время жатвы я скажу жнецам: соберите прежде плевелы и свяжите их в связки, чтобы сжечь их, а пшеницу уберите в житницу мою» (Мф. 13, 27-30). Исключено, в силу этого, до суда Христова выносить вердикт.

Но непременно кто-то вновь задаст вопрос: и все же, как соотнести вышесказанное с данными модной сегодня ДНК-генеалогии? Нет, мол, ничего даже отдаленно намекающего на то, что славяне – это потомки десяти колен. Но, как известно, ДНК-генеалогия не может ничего конкретного сказать и о евреях. Она привела в невероятное смущение еврейский народ. Если верить ДНК-генеалогии, то современные евреи по мужской линии имеют несколько групп предков, которые никак нельзя свести воедино к Аврааму. Более того, линии священников представлены двумя, соединяющимися лишь 10-12 (!) тысяч лет тому назад.

В печали находятся и некоторые потомки русского князя Рюрика: одна ветвь, если следовать постулатам ДНК-генеалогии, характерна для финно-угров. ДНК-генеалогия сразу же предупреждает близких родственников, желающих сделать анализ Y хромосомы: может быть очень неприятное открытие, то есть случай «незадокументированного биологического отцовства». Утверждают, что в европейских странах такого рода случаи достигают 5-10%…

Однако пророческая логика не допускает существование в Израиле «трех Авраамов» и более: массовый прозелитизм не находит оснований в Писании, как и, к сожалению, дружба народов. Известно, что не в восторге от ДНК-генеалогии некоторые археологи, историки, лингвисты и даже генетики, и это очень раздражает популяризаторов ДНК-генеалогии: мы, мол, вам дарим датировку, а вы отказываетесь…

Но ДНК-генеалогия построена не на прочном теоретическом основании, а на гипотезе, что изменения, то есть мутации, в Y хромосоме всегда независимы от процесса обмена генами при слиянии гаплоидных хромосом, и имеют определенный шаг во времени. Отсюда возникают приводящие в смущение отдельных представителей старых наук утверждения о знании «времен и сроков». Вот что пишут о «временах и сроках» популяризаторы ДНК-генеалогии: «Методы ДНК-генеалогии позволяют узнать, когда жил общий предок, и, значит, – когда имело место «бутылочное горлышко» популяции на абсолютной шкале времени. При этом при наличии умеренной статистики, а именно при рассмотрении всего нескольких десятков или (лучше) сотен образцов ДНК потомков, можно идентифицировать времена жизни общих предков с точностью, близкой к 10% при 95%-ной достоверности полученных абсолютных значений времени. Так, если общий предок данной популяции жил 5000 лет назад, то при наличии (путём тестирования) сотни «гаплотипов» (так называемых «25-маркерных гаплотипов»), то есть определённых фрагментов Y хромосомы современников, потомков данного общего предка, время жизни общего предка определится с точностью 5000±530 лет до настоящего времени. Это означает, что время жизни общего предка данной популяции попадает в указанный интервал времени, между 4470 и 5530 лет назад, с надёжностью 95%»33.

Гипотеза, конечно же, очень впечатляющая. Однако в организме человека еще остается довольно много таинственного, непознанного. Все непонятное сводить к «незадокументированному биологическому родству», прозелитизму или дружбе народов, как представляется, не очень убедительно.

В начале апреля 2016 года мир облетела сенсационная новость: «Анализ ДНК подтвердил вину европейцев в геноциде индейцев», – сообщило, к примеру, РИА Новости. Агентство ссылается на слова генетика Бастиена Лламаса (Bastien Llamas) из университета Аделаиды (Австралия): «Удивительно, но ни один из изученных нами геномов, которые мы нашли в останках свыше ста древних индейцев, не оставил своих следов в ДНК современных аборигенов Америки. Единственный сценарий, который соответствует этим наблюдениям – полное исчезновение изолированных друг от друга популяций индейцев после того, как они начали контактировать с европейцами»34. Не будем спорить относительно самого факта геноцида: безусловно, он имел место. Но вот по поводу того, что «ни один из изученных… геномов не оставил своих следов в ДНК современных аборигенов Америки» позвольте задать вопрос: как это возможно? Не есть ли это свидетельство того, что популяционная генетика стоит перед необходимостью теоретического осмысления нового явления?

Чтобы снять противоречия и объяснить возникновение различий в Y хромосоме, сделаем предположение о том, что существует генетический механизм «молекулярного бракосочетания»: своеобразные «узы брака» Y и X хромосом. Назовем этот механизм, условно, «брачным венком». Когда сочетаются браком мужчина и женщина из чужеродных, далеких по происхождению друг от друга, народов, то в момент зачатия молекулярный «брачный венок» «делает» в Y хромосоме определенный «оттиск», который может моментально сменить гаплогруппу у сына. Соответственно, если и имеет место возможность датировки, вычисление будет носить иной, более сложный, характер. В отличие от гипотезы ДНК-генеалогии, данное предположение легко проверяется. Но вернемся к теме этногенеза.

Естественно, что десять колен Израиля с течением времени смешивалось с автохтонным «медвежьим» и «волчьим» населением Евразии, обогащая генофонд, прививая народам специфические черты… О необычайном разнообразии генофонда Северной Евразии как о загадке говорит и популяционная генетика: «Результаты изучения генофондов мира оказались куда более неожиданны и впечатляющи, чем можно было бы предположить даже в самой острой, но непрофессиональной дискуссии о генофонде. Не в пылу полемики, а в результате специально проведённого анализа генофондов народов всего мира, мы можем сегодня утверждать, что именно генофонд Северной Евразии (основную часть которого составляет Россия) сохраняет в себе максимум характеристик общечеловеческого генофонда. Такого сходства с генофондом человечества нет ни в одном другом генофонде коренного населения мира… Если основываться только на этих свойствах и на минуту забыть, о сколь северной окраине ойкумены идёт речь, то можно было бы подумать, что мы имеем дело с некой самой центрально расположенной частью мировой суши или же с прародиной человечества. Но поскольку первое предположение неверно, а второе невероятно, то тем самым мы стоим перед самой настоящей загадкой, представляющей серьёзную научную проблему.

В генофонде населения Северной Евразии сохранена наибольшая часть мирового генетического разнообразия… Но какие силы поддерживают это разнообразие? Ведущим фактором оказался не некий элемент природной среды, а этносы, народы»35. Попробуем разгадать эту загадку популяционной генетики, опираясь на всё вышеизложенное.

Древний Израиль, Ассирия, откуда на территорию будущей России пришли десять колен израильских, действительно находятся вблизи с «некой самой центрально расположенной частью мировой суши» и «с прародиной человечества», согласно библейским представлениям. Когда границы Ассирийской империи ослабли, десять колен вышли из нового «дома рабства». За время пребывания в плену они, естественно, вошли в тесный контакт с другими плененными группами народов, часть людей которых десять колен увлекли за собою. Во время продвижения на север они, вне всякого сомнения, захватывали своим переселенческим устремлением и каких-то людей из племен, через чьи земли проходили, в то же время, подталкивая на север тех, кто оказался на пути переселенческого потока. Через определенное время этот этнический поток, оставив израильские «озера» в Юго-Восточной и Центральной Европе, повернул на северо-восток и достиг Северной Евразии, где и был поглощен ее огромными просторами и многочисленными племенами «медвежьего» суперэтноса, обитавшими в ней. Однако вернемся к теме.

Генетика пока мало что говорит об особенностях Израильского народа. В чем особенность «народа судеб Божьих»? Его представители отличаются от других людей не «повышенным коэффициентом интеллектуальности», не «израильскими» или какими-либо другими гаплогруппами, а чрезвычайно подвижным темпераментом, умением «вживаться в образ», то есть проникать во внутренний мир другого человека. Именно здесь истоки особой доброты, сострадательности и сочувствия, свойственные русскому человеку. Это то свойство, которое Федор Достоевский нашел в русском народе и определил его, как «всемирная отзывчивость».

Вот как об этом говорит протоиерей Андрей Ткачев: «По всему периметру своих немыслимых, богатырских размеров Россия соприкасается со всеми культурно-религиозными мирами. Мысленно окинем их взглядом, начав оттуда, где восходит солнце. Япония – дзен и синто, Китай – конфуцианство, Монголия – ламаизм, буддизм, Средняя Азия и Кавказ – ислам. Пропустим единоверных молдаван, украинцев, белорусов. Калининград – католицизм. С евреями и протестантами мы знакомы внутри страны. Также внутри мы знакомы и со всеми остальными, но уже сам факт соседского соприкосновения по границам требует от России того, чего жизнь не требует ни от кого больше. Россия обязана учиться говорить о вере со всеми. Россия умеет быть податливой и восприимчивой. Она же по имени – женщина, а по жизни, та, что «коня на скаку остановит». Мир чужих идей она способна почувствовать как никто другой. А, почувствовав, она должна раскрыть богатство православного христианства очередному соседу с максимальной степенью доходчивости. Это – вызов времени, это – задача.

Я опять докажу это из смежной области, – продолжает протоиерей Андрей Ткачев, – а не прямо из религии. Ливанов и Соломин – это лучшие исполнители ролей Холмса и Ватсона, хотя они – не англичане. Таких примеров в русской культуре множество. „Нам внятно все: и острый галльский смысл и сумрачный германский гений“. Это свойство национального характера нам дано не случайно. Проповедуя иным, мы менее всего склонны штамповать их на свой манер и способны полюбить, понять и оценить уникальный лик другого. Русский проповедник может быть как Герман Аляскинский нежен со своей паствой, словно с ребенком – кормилица. Приводите мне противоположные примеры из истории. Я ни мало не смущусь, поскольку знаю, что КПД не бывает равно 100%. Были ошибки и будут. Но я говорю о принципе, и он верен, как и то, что хлеб – всему голова»36.

Именно «всемирная отзывчивость» лежала в фундаменте Российской империи. Можно сказать, что «всемирная отзывчивость» – это «нерв любви» к Богу и к ближнему, дарованный Господом «народу судеб Божьих». Но этот дар может быть использован и во зло, когда израильтяне начинают служить не Богу, а мамоне, идолам, сооружая «Вавилон великий, мать блудницам и мерзостям земным» (Откр. 17, 5). В виду такого дара требования к нравственному облику «народа судеб Божьих» чрезвычайно высоки.

Порою задают вопрос: зачем нужно такого рода знание? Что оно может изменить? Зададим встречный вопрос: а зачем вообще нужно ведение? Зачем Ангел сказал пророку Даниилу «и умножится ведение» (Дан. 12, 4)? Хотя здесь, как представляется, ответ очевиден: братолюбие требует разъяснения того, как относиться к тем, кто ожесточился. Апостол Павел так говорит об этом: «Итак спрашиваю: неужели они преткнулись, чтобы [совсем] пасть? Никак. Но от их падения спасение язычникам, чтобы возбудить в них ревность. Если же падение их – богатство миру, и оскудение их – богатство язычникам, то тем более полнота их» (Рим. 11, 11,12). Мы видим, что богоборчество иудеев послужило спасению десяти пропавших колен Израиля, а также спасению множества других язычников.

Апостол Павел говорит о том, что ожесточение иудеев когда-то закончится: «Ибо не хочу оставить вас, братия, в неведении о тайне сей, – чтобы вы не мечтали о себе, – что ожесточение произошло в Израиле отчасти, [до времени], пока войдет полное [число] язычников; и так весь Израиль спасется, как написано: придет от Сиона Избавитель, и отвратит нечестие от Иакова. И сей завет им от Меня, когда сниму с них грехи их. В отношении к благовестию, они враги ради вас; а в отношении к избранию, возлюбленные [Божии] ради отцов. Ибо дары и призвание Божие непреложны. Как и вы некогда были непослушны Богу, а ныне помилованы, по непослушанию их, так и они теперь непослушны для помилования вас, чтобы и сами они были помилованы. Ибо всех заключил Бог в непослушание, чтобы всех помиловать» (Рим. 11, 25-32). Но, заметим, слова «возлюбленные [Божии] ради отцов» и «дары и призвание Божие непреложны» целиком и полностью относятся и к десяти коленам, некогда отпавшим от «народа судеб Божьих».

Наше время характеризуется разрывом братских уз не только между отдельными людьми, но и между народами. Свежий пример – Украина. Единственная сила, способная сегодня умиротворить человечество, – это воскресший во Христе Израиль, поскольку его «принятие… жизнь из мертвых». Именно Израилю дал Бог «нерв любви» – «всемирную отзывчивость». Поэтому не удивительно, что «князь мира сего» наносит удар по братским узам колена Иосифа – великороссов и малороссов, дабы истребить или соблазнить тех, кто несет в своей природе «нерв любви»…

Глава IV.

«Иди и смотри»

Эту главу можно было бы назвать «Заключение» или «Послесловие», но есть еще нечто, требующее особого рассмотрения. Но об этом несколько позже. А пока: какие общие выводы можно сделать из всего вышесказанного?

Во-первых, грехопадение совершил «человек седьмого дня». И это грехопадение повлекло за собою повреждение всей твари, в первую очередь той, что имела контакт с адамитами: «…Земля растлилась пред лицем Божиим, и наполнилась земля злодеяниями. И воззрел [Господь] Бог на землю, и вот, она растленна, ибо всякая плоть извратила путь свой на земле» (Быт. 6, 11,12).

Во-вторых, «всемирный потоп» лишь отодвинул угрозу растления той «плоти», с которой адамиты вступали в контакт после потопа: эстафету растлителей понес сын Ноя Хам и его потомки. Затем к ним стали присоединяться прочие отступники от Бога, чьим символом стали золотой телец и Содом с Гоморрой.

В-третьих, Сын Божий Иисус Христос воплотился и вочеловечился в племени «сынов Божьих» – адамитов-израильтян, что, несомненно, снимает остроту вопроса «происхождения от обезьяны». Более того, Сын Человеческий как потомок Адама с момента Рождества несет в себе тот же дух жизни от Бога: «…Господь Бог вдунул в лице его дыхание жизни, и стал человек душею живою» (Быт 2, 7). А о «человеке шестого дня» лишь сказано, что он создан по образу Божию: «И сотворил Бог человека по образу Своему, по образу Божию сотворил его; мужчину и женщину сотворил их» (Быт 1, 27). Адам же создается и по подобию Божию через дыхание жизни от Бога. Призвание адамитов, помимо прочего, – быть хранителями веры во грядущего Христа в Ветхом Завете и «играть первую скрипку» в деле христианизации «людей шестого дня» – в Новом Завете. Крещением во Христа обновляется подобие Божие у адамитов и творится у «людей шестого дня»: «Итак, кто во Христе, тот новая тварь» (2 Кор. 5, 17).

В-четвертых, «сыны Божьи», то есть адамиты, несут несравненно большую ответственность за грехопадение: геенна огненная, то есть вечное наказание, вечная погибель, – это, в первую очередь, судьба в вечности адамитов37 в случае упорствования в «грехе ко смерти». Однако здесь есть одно «но»: до Страшного Суда, чаще всего, невозможно разобраться, является адамитом тот или иной, скажем, американец, китаец, конголезец, француз, японец или же нет. И в этом усматривается Промысл Божий.

В-пятых, значительная часть народов «людей шестого дня», соблазненных падшими адамитами, по Страшном Суде будет излечиваться от греховного повреждения: «Среди улицы его, и по ту и по другую сторону реки, древо жизни, двенадцать раз приносящее плоды, дающее на каждый месяц плод свой; и листья дерева – для исцеления народов38» (Откр. 22, 2).

Что же дает раскрытие символов человечества, изображенных в четвертой главе Апокалипсиса? Самое главное, помимо пищи для братолюбия, на наш взгляд, состоит в том, что Апокалипсис на глазах оживает, наполняется красками, дыханием, жизнью. Действительно, как много уже могут сказать вот эти скупые строчки: «Иди и смотри». Так говорят Апостолу Иоанну Богослову один за другим «четыре животные» по снятии первых четырех печатей: «И я видел, что Агнец снял первую из семи печатей, и я услышал одно из четырех животных, говорящее как бы громовым голосом: иди и смотри. Я взглянул, и вот, конь белый, и на нем всадник, имеющий лук, и дан был ему венец; и вышел он как победоносный, и чтобы победить. И когда он снял вторую печать, я слышал второе животное, говорящее: иди и смотри. И вышел другой конь, рыжий; и сидящему на нем дано взять мир с земли, и чтобы убивали друг друга; и дан ему большой меч. И когда Он снял третью печать, я слышал третье животное, говорящее: иди и смотри. Я взглянул, и вот, конь вороной, и на нем всадник, имеющий меру в руке своей. И слышал я голос посреди четырех животных, говорящий: хиникс пшеницы за динарий, и три хиникса ячменя за динарий; елея же и вина не повреждай. И когда Он снял четвертую печать, я слышал голос четвертого животного, говорящий: иди и смотри. И я взглянул, и вот, конь бледный, и на нем всадник, которому имя смерть; и ад следовал за ним; и дана ему власть над четвертою частью земли – умерщвлять мечом и голодом, и мором и зверями земными» (Откр. 6, 1-8).

Мы уже понимаем, что, если «животное» говорит «иди и смотри», именно в людской среде данного «животного» и выходит тот или иной «всадник» на «коне». С толкованием «всадника», как представляется, вопросов не может быть: «всадник» – это символ адамитов, как явных, так и скрытых. А вот как понимать «коня»… Думается, что «конь» – та часть «людей шестого дня», что стала «несущей опорой», «средством передвижения» быстрого распространения идей и взглядов сообщества адамитов, что «оседлала» ее. И кто может видеть эти процессы, как не соответствующее «животное»? Но, поскольку это Откровение Иисуса Христа, постольку описываемое в нем не может быть не связано с христианством: это само собой разумеющееся принципиальное положение.

То, что на протяжении последних двух тысяч лет именно с христианством связана «пружина мировой истории», думается, будут оспаривать немногие. А поскольку Евхаристия является солнцем, вокруг которого вращается христианский мир, постольку очень многие события в мировой истории не могут быть объяснены иначе, чем ситуацией с Евхаристией. Впервые на это обратил внимание замечательный православный мыслитель и богослов Феликс Карелин (1925 – 1992) в своих работах «Теологический манифест»39 и «Ответ на отзыв»40.

Основная посылка, на которой строятся умозаключения Феликса Карелина, звучит следующим образом: «Всякое существенное изменение Богоустановленного культа должно проецироваться не только в сферу эсхатологии, но и в сферу человеческой истории». Феликс Карелин рассуждает об этом так: «Евхаристическая Трапеза, соединяя человека со Христом и людей во Христе друг с другом, не только строит Церковь как общество вероисповедное, но и созидает христианскую форму общественного бытия». И чем больше «туч», закрывающих это солнце, чем дальше расстояние от него, тем плотнее «тьма века сего» вокруг человека, тем ближе к нему «духи злобы поднебесной», тем более христианин склонен к «фантастическим отражениям» природы, человека, общества.

Феликс Карелин предложил взглянуть на христианские разделения «из Евхаристической Трапезы». В таком случае, согласно его мысли, мы обнаруживаем четыре христианских исповедования: «царственное православие» с полной Евхаристической Трапезой; католичество с «сухим причастием»; умеренный протестантизм (в основном лютеранство), не имеющий Евхаристической Трапезы реально, но признающий ее по вере; протестантизм крайний (кальвинизм и ему родственные течения), отвергающий Евхаристическую Чашу в принципе.

Именно ситуацию с Евхаристией Карелин видит отображенной в четырех всадниках Апокалипсиса, выходящих последовательно по снятии печатей: победоносный всадник на белом коне символизирует «царственное православие», сохраняющее Евхаристическую Трапезу неповрежденной, всадники на красном, вороном и бледном конях – «ступени евхаристического кризиса».

Существенные изменения Богоустановленного культа неизбежно влекут за собой последствия для внутреннего мира человека, что в свою очередь порождает иной взгляд на внешний мир, на место человека в нем, на отношения человека с Богом, на отношения к ближнему. Евхаристический культ установлен Самим Христом и ни один иерарх Церкви, ни один церковный Собор не могут изменить или отменить его без угрозы серьезных последствий. Но западная ветвь христианства решила по-другому. Вначале миряне были лишены Чаши, то есть излиянной за грехи мира Крови Христа, в которой Его Жизнь. «Сухое причастие», породив жажду «Крови излиянной» Спасителя, обернулось, согласно Феликсу Карелину, «большим мечом»: «И вышел другой конь, рыжий; и сидящему на нем дано взять мир с земли, и чтобы убивали друг друга; и дан ему большой меч» (Откр. 6, 4). Связь католичества с «большим мечом» невозможно скрыть: крестовые походы будут всегда указывать на это.

Но Феликс Карелин видит и более отдаленные последствия «сухого причастия»: «Если попытаться объять духовную жизнь человеческого общества в целом, то удобнее всего представить ее в виде трех концентрических окружностей, – пишет Карелин. – Во внутренней сфере пребывает культ – Богоустановленная основа религиозной жизни, в средней – индивидуальная мистика и богословское осмысление, во внешней сфере – творчество и наука. Ибо мистика и богословие откровенно живут религиозным культом, а творчество и наука тайно питаются мистическими прозрениями и богословскими постулатами.

Отсюда ясно, что упразднение Крови излиянной в сфере сакраментальной, – замечает далее Карелин, – должно было повлечь за собой сообразные сему последствия в сфере мистики и богословия, т.е. отрицание нетварных Божественных энергий, в которых Божество изливается за пределы Своей сущности; отрицание же нетварных Божественных энергий, в которых Бог не только вечно выходит за пределы Самого Себя, но и во времени сообщает Себя Своему творению, в свою очередь, должно было стать религиозной предпосылкой всеобщего кризиса коммуникаций в сфере внешней:

Как сердцу высказать себя?

Другому как понять тебя?

Того кризиса духовных коммуникаций, – продолжает Феликс Карелин, – который, разворачиваясь на протяжении столетий, действительно поразил собою всю новоевропейскую цивилизацию, проявившись во множестве аспектов: неспособность перебросить мост между субъектом и объектом в сфере гносеологии, механистическое отношение к природе, индивидуализм в нравственной жизни, субъективизм в искусстве, капиталистическое отчуждение в сфере производственных отношений и юридизм в жизни общественной».

Следующим этапом евхаристического кризиса, по мнению, Карелина, стало лютеранство, отвергнувшее Евхаристическую Трапезу реально, но сохранив ее по вере. Характеризуя евхаристическую ситуацию в умеренном протестантизме, Феликс Карелин отмечает: «Отвергая преложение хлеба и вина в Тело и Кровь, лютеране утверждают, что в Таинстве Евхаристии Тело и Кровь, с одной стороны, и хлеб и вино, с другой, – только сосуществуют. Так, что Тело и Кровь пребывают в хлебе и вине, с хлебом и вином, под хлебом и вином, но сама евхаристическая материя остается при этом всецело хлебом и вином. Известно, что, согласно учению Православной Церкви, Таинство Евхаристии совершается не потому, что Тело Господа, находящееся на небесах, нисходит на жертвенники, но потому, что хлеб предложения, приготовляемый порознь во всех Церквах и по освящении претворяемый и пресуществляемый, делается одно и то же с Телом, сущим на небесах. Таким образом, поскольку протестанты лишились священства, имеющего дар реально совершать Евхаристическое Таинство, на протестантских жертвенниках хлеб предложения остается не более чем освященным хлебом», – пишет Карелин.

Но поскольку протестанты крещены во имя Отца и Сына и Святого Духа, замечает далее Карелин, есть надежда, что по молитве общины, собранной для совершения Евхаристии, Христос приближается к Трапезе, оказываясь рядом с хлебом, под хлебом и даже в хлебе. Однако в силу того, что сами хлеб и вино не становятся от этого Телом и Кровью Христа, причастники вместо Тела и Крови реально вкушают лишь обычные хлеб и вино, испытывая при этом определенное «евхаристическое» волнение. Результатом такого рода мнимой Евхаристии, как полагает Карелин, является известный германский «метафизический голод»: «Та часть народа Божия, которая в XVI веке отвергла Иерархию, не только обрела независимость, но и лишилась пастырей – теургов, имеющих власть реально совершать Таинства. Возжелав неограниченной свободы, протестанты обрекли себя на духовный голод. Евхаристическая пшеница стала для них недоступно дорогой, а вино и елей утратили силу (Откр. 6, 5-6).

Недаром после Лютера голод стал едва ли не сутью немецкого национального самочувствия, а германская культура – своеобразным дворцом метафизического голода.

Загляните в его причудливые залы, любезный читатель! – Приглашает Феликс Карелин. – Вот иронические романтики накрывают столы воображаемыми яствами, вот лукавый Кант объявляет голод нормой человеческого существования, вот Гегель, спасаясь от голода, сосредоточенно сосет собственную лапу, а вот откровенно голодный Ницше призывает к людоедству. А вот и сам протагонист германской культуры гетевский Фауст, страстно ищущий Реального:

И где же вы, сосцы природы – вы,

Дарующие жизнь струею благодатной,

Которыми живет и небо и земля,

К которым рвется так больная грудь моя?

Вы всех питаете, – что ж тщетно жажду я?

Елея и вина не повреждай (Откр. 6, 6) – кому сказано! (Выделено мною – В. М.)

Однако не все протестанты, отпавшие от Иерархии и потерявшие Таинства, стали томиться метафизическим голодом. Наиболее радикальные из них, утратив Евхаристический Пир, охотно погасили при этом и пиршественные огни», – замечает Феликс Карелин. Но не только духовный голод сопровождал лютеранский этап евхаристического кризиса: в Германии разразились жестокие гражданские войны, приведшие и к голоду реальному.

Описывая ситуацию с Евхаристией в Англиканской (Высокой) церкви, Феликс Карелин сближает ее с ситуацией в умеренном протестантизме, несмотря на наличие священства: дело в том, что епископат англиканской и старокатолической церквей лишен святительской благодати. Если это так, говорит далее Карелин, то «все три названных исповедания (лютеране, англикане, старокатолики – В. М.) в равной степени лишены реальной власти для совершения Евхаристического Таинства, и что, следовательно, несмотря на разные учения о Евхаристии, реальная Евхаристическая ситуация во всех названных Церквах оказывается совершенно одинаковой». Но такая же ситуация, добавим мы, имеет место и в русской старообрядческой церкви Белокриницкого согласия41: ее епископат берет начало от одного епископа, что не допускается церковными канонами. Но вернемся к всадникам Апокалипсиса.

Конь, на котором сидит лютеранский всадник, вороной. И это, конечно же, не случайный цвет: в Реформации приняли самое непосредственное участи огромные массы «черного» народа, то есть беднейшее крестьянство и городские низы. Совершенно очевидно, что цвет апокалиптического коня содержит в себе и варну, то есть цвет сословия: белый – цвет святости, чистоты, символ духовного сословия; красный – символ воинственности, цвет воинского сословия; черный – цвет работного сословия. Из этого порядка несколько выпадает бледный цвет четвертого коня. Однако надо заметить, слово χλορός, которым передается цвет последнего коня, на греческом звучало и как зеленовато или бледновато-жёлтый, каким и выглядит газ хлор… Если брать индийскую варну вайшью, цветом которой был желтый (по цвету земли), то основное занятие ее членов в недалеком прошлом – сельскохозяйственное и ремесленное производство, торговля, ростовщичество…

Всадника на бледном коне Феликс Карелин выводит из евхаристической ситуации, сложившейся в крайнем протестантизме, превратившем Евхаристию в простой обряд воспоминания. По стопам коня этого всадника следовали первые буржуазные революции в Европе: они, на первых порах, имели место в странах, где торжествовал крайний протестантизм. И не случайно то, что запалом Нидерландской буржуазной революции послужило так называемое Иконоборческое восстание, по накалу гонений против Церкви не имеющее аналогов в истории: за короткий промежуток времени было разграблено и осквернено около пяти с половиною тысяч церквей и монастырей. Учитывая небольшие размеры страны, цифра ужасающая. Совершенно очевидно, что такого рода вандализм никак не мог обойтись без большого количества жертв: по крайней мере, хотя бы священник оскверняемой церкви, вне всякого сомнения, пытался противостоять безумству еретиков. Правда, история, как и всегда в таких случаях являющаяся оправданием политики, умалчивает об этом…

К слову, гонения на Церковь в начальный период советской власти имели под собой то же основание. Идеолог этих гонений Лев Троцкий в докладной записке по этому вопросу в Политбюро высказывал сожаление, что в истории России не было аналога европейской Реформации (хотя это не совсем так, о чем несколько ниже), что, по его мнению, задерживало развитие буржуазных отношений в стране. Он предложил план управляемой государственной властью «реформации» Церкви, имевший целью ее уничтожение. Учитывая совершенно прозрачные связи Льва Троцкого с финансовой элитой, можно с уверенностью утверждать, что это был план «реформации» «творцов катаклизмов»: они «взрыхляли» душу народов России для принятия ими идей либерализма.

Здесь надо заметить, что план Троцкого в отношении религии противоречит ортодоксальному марксизму, который выступал против «запрета религии декретами». При всей воинственности риторики основоположников марксизма в отношении религии, они неоднократно заявляли о том, что бороться с религией надо «идейными и только идейными средствами… прессой, словом». Позиция марксистов совершенно четкая: религия – это часть надстройки над экономическим базисом общества, вместе с изменением базиса будет изменяться и надстройка, что приведет к «отмиранию религии». Троцкий же выступал за то, чтобы «повалить», то есть уничтожить православие силою государства. Демагогия Троцкого отвратительна еще и потому, что реформация в Православной Церкви, по существу, состоялась: имеется в виду старообрядческий раскол.

Некоторые исследователи уже давно обращали внимание на то, что старообрядчеству присущи основные черты протестантизма. Вот как об этом пишет священник Михаил Воробьев: «Раскол, как и Реформация, стал полным разрывом с господствующей Церковью. Старообрядцы были убеждены в безблагодатности новообрядческой иерархии и бесплодности таинств никонианских священников точно так же, как протестанты отрицали действенность католического богослужения. И старообрядцы, и протестанты были в равной степени убеждены, что Никон и последовавшие ему патриархи, как папы и поставленные им епископы, оказались вольными или невольными служителями сатаны. В отличие от протестантизма старообрядческое движение не распространилось в других православных государствах, оставшись навсегда феноменом российской духовности42. Однако преувеличивать маргинальность старообрядчества, – подчеркивает священник Михаил Воробьев, – не стоит. Приверженцами старой веры в России были миллионы людей, и целые регионы, несмотря на широкие репрессии, до последнего времени оставались старообрядческими. Гонимые протестанты Англии – пуритане были первыми колонизаторами Нового Света, создателями новой, протестантской по самой своей сути американской цивилизации. Русским старообрядцам в силу тех же причин пришлось осваивать бескрайние дикие просторы своего собственного государства. Иногда это происходило за счет добровольного переселения в глухие места, куда редко проникало государево око (Керженец, Стародубье). Но зачастую власть сама переселяла неблагонадежных ревнителей старой веры в необжитые места…

…Сравнение русского старообрядчества с западным протестантизмом будет неполным, – продолжает священник Михаил Воробьев, – если не заметить того факта, что именно старообрядцы стали первыми торгово-промышленными капиталистами России, провозвестниками нового типа производственных и общественных отношений. Это еще одно исключительно важное сходство исторической судьбы старообрядчества и протестантизма вытекает из одних и тех же богословских и этических проблем, которые вставали перед немецкими протестантами и русскими раскольниками»43.

Этот момент очень важен, ибо он напрямую связан с социально-экономическим развитием, порожденным ситуацией с Евхаристической Трапезой. Вот как об этом пишет Феликс Карелин: «На протяжении двух-трех столетий процесс капиталистического развития охватил весь христианский мир. При этом обнаружилась одна удивительная закономерность. Оказалось, что склонность того или иного народа к участию в капиталистическом развитии находится в строгом соответствии и в обратной пропорции к участию этого народа в Евхаристической Трапезе.

Чем полнее христианский народ участвует в Евхаристической Трапезе, тем менее склонен он к участию в капиталистическом развитии; чем глубже евхаристическая ущербность христианского народа, тем более активным оказывается его участие в развитии капиталистической системы», – заключает он. История показывает, что это не просто «любопытное наблюдение», но, пусть и удивительная, а закономерность. Первые буржуазные революции произошли в странах, где торжествовал кальвинизм, который совсем отверг Евхаристическое Таинство. Те же крайние протестанты заложили фундамент буржуазной Америки. Энергичными строителями буржуазного мира стали и умеренные протестанты, составляющие большинство населения Англии и двух ведущих капиталистических стран – США и Германии. Первоначально сопротивлявшиеся капиталистическому развитию католические народы постепенно стали его твердыми участниками.

«Важным подтверждением усмотренной обратно пропорциональной связи между участием христианского народа в Евхаристической Трапезе и склонностью этого же народа к участию в развитии капиталистической системы, – отмечает Карелин, – служит закономерность в степени распространения коммунистических идей среди народов буржуазного Запада. На сегодняшний день самые сильные коммунистические партии сосредоточены там в странах католических (Франция, Италия, Испания, Португалия, Латинская Америка), слабее коммунистические идеи распространяются в странах лютеранских (Германия, Дания, Швеция), и совсем слабо в тех протестантских странах, которые в самом начале своего буржуазного пути получили закваску кальвинизма (Англия и США)». Подчеркнем особо: эта закономерность касается именно христианских народов, хотя Феликс Карелин довольно аргументировано объясняет истоки исключительной буржуазности народа Японии.

Особенно сильное подтверждение такого рода закономерности Феликс Карелин усматривает в судьбе православной России: «Что же касается народов православных, то здесь, прежде всего, следует сказать о России. Более чем семидесятилетний спор о путях социально-экономического развития России, который начался в сороковых годах прошлого века44 и закончился Октябрьской революцией, обнаружил крайнюю антибуржуазность русского народного характера. Почти все участники спора, – замечает Карелин, – будь то общинники-славянофилы или социалисты-западники, почвенники или народные демократы, теургическая школа религиозных мыслителей или позитивисты-народники, при всем различии своих основных посылок сходились на том, что Россия должна избегать буржуазного пути; духовное отвращение от буржуазной цивилизации явилось одной из основных тенденций в творчестве Толстого и Достоевского; наконец, русские крестьяне, несмотря на буржуазную реформу сельского хозяйства, которую с энергией проводил Столыпин, продолжали упорно держаться за сельский мир и круговую поруку. И даже марксисты-ленинцы, в начале XX века обоснованно утверждавшие, что Россия на путь капиталистического развития все-таки вступила, сделали, однако, все от них зависящее, чтобы путь этот оказался как можно более коротким», – пишет Феликс Карелин. Чуть ниже он добавляет: «То, что мы сказали о России, в значительной мере относится и к другим народам, хранящим и исповедующим Православную веру. Ни болгары, ни сербы, ни румыны, ни даже предприимчивые греки не сумели достигнуть на путях капиталистического развития никаких заметных успехов. Полнота Евхаристической Трапезы и активное служение маммоне в масштабах целого народа практически несовместимы», – выводит Карелин чеканную формулу.

Так что же получается, если принимать во внимание закон Феликса Карелина: «повалив» православие по совету троцкистов, коммунисты лишили коммунистическое движение источника силы, уничтожили духовную защиту против проникновения в народную среду либерального учения. Конечно, можно и дальше закрывать глаза на то, что не ангажированным исследователям совершенно очевидно: православная Россия в октябре 1917 года отвергла февральский либерализм и не воспротивилась социализму, а Россия атеистическая в начале девяностых годов прошлого века отвергла социализм и приняла с восторгом либерализм, ворота которому открыл Борис Ельцин. Разве это может быть случайностью? Несомненно, что этот исторический парадокс свидетельствует об истинности закона Карелина.

Действительно, разве может быть случайностью то, что ни в одной из самых передовых капиталистических стран – США, Англии, Германии – коммунистические партии не являются сколь-нибудь активными участниками политического процесса, несмотря на высокий уровень буржуазной демократии? Народы этих стран в большинстве своем протестантского происхождения, в массе своей они абсолютно равнодушны к коммунистической идее. И никакими ссылками на «буржуазную реакцию», на «происки империалистов» это не объяснишь, потому что в европейских и латиноамериканских странах с преобладанием католического населения позиции социалистических и коммунистических партий на порядок сильнее, хотя давление империалистических кругов не менее сильное. А если мы возьмем, например, современную православную Грецию, то истинность закона Карелина уже не подлежит никакому сомнению: Греция временами буквально кипит, бурлит «выступлениями трудящихся против всесилия капитала», коммунистические и левые партии пользуются в ней немалым авторитетом и поддержкой народа. И это в стране, где православие по конституции является государственной религией!

Совершенно очевидно, что ортодоксальное христианство не только не препятствует распространению в среде народов, где оно является доминирующим, коммунистических идей, но и явно способствует этому. И удар по ортодоксальной Церкви влечет за собой усиление либеральных тенденций в народном духе. Почему так происходит? В чем причина? Ответ дает закон Феликса Карелина: «Полнота Евхаристической Трапезы и активное служение маммоне в масштабах целого народа практически несовместимы». Насильственно лишив подавляющую часть народа Евхаристической Чаши, по настоянию Льва Троцкого, коммунисты оставили народ один на один с идолом маммоны. Призыв Троцкого и Бухарина «обогащайтесь» не был случайным: он был обращен к отступившим от Евхаристии. Но таких в те времена в народе было еще не очень много. Когда же план Троцкого «повалить» религию был в основном осуществлен, тогда уже сам народ в конце восьмидесятых стал кричать на митингах: «Перестройка!».

И где сегодня тот самый «российский революционный пролетариат»? Его как корова языком слизнула. Мы сегодня отчетливо видим: революционность пролетариата напрямую была связана с воспитанием в ортодоксальной вере, на это указывает сегодня пример Греции и Латинской Америки. А как же, спросят, Сербия, Болгария, Румыния, Польша и другие страны бывшего социалистического содружества, народы которых в массе своей были когда-то приверженцами православия и католичества? Так разве можно за два десятилетия возродить то, что взращивалось столетиями? Разрушить, срубить, сжечь, «повалить», как правило, всегда намного легче, чем созидать. Открыть храмы, монастыри, обучить священников, дать свободу православной вере – это только начало длительного пути возрождения. Народ, насильственно отлученный от веры, подобен кораблю в океане, навигационные приборы которого разнесли вдребезги в пьяном угаре люди, стоящие на капитанском мостике. Его несут волны моря житейского, бросают в пучину бедствий, «левиафан» терзает его тело, «зверь из земли» подрывает его дух…

Либералы (неважно, к какой конфессии они себя относят) прекрасно осведомлены об этом явлении. Посмотрите, что пишет, к примеру, либеральный украинский профессор Ярослав Грицак в материале «Мы 30 лет боремся с прошлым. И 30 лет оно нас побеждает», опубликованном на сайте украинского журнала «Новое время»: «Покойный гарвардский профессор Игорь Шевченко предупреждал в начале 1990-х: „Советское прошлое преодолеть относительно легко, но что делать с византийско-православным наследием?“ Как в том старом анекдоте о сантехнике, который был похож на Маркса, и на все требования парткома сбрить бороду отвечал: „Ну хорошо, бороду я сбрею, а умище куда деть?“

Взаимосвязь коммунизма и историко-культурного наследия, – продолжает Грицак, – должна стать предметом анализа для историков и социологов. Эту тему напрасно игнорируют, относясь к ней легкомысленно. Коммунизм – лишь цветочки, омерзительные и смертоносные, но все же цветочки на дереве, вросшем своими корнями в более давнее прошлое. И выкорчевать его можно исключительно с помощью глубоких реформ»45, – заключает свою мысль Грицак.

Согласимся с Грицаком: указанная взаимосвязь действительно должна стать предметом анализа для историков и социологов. А вот с вопросом, что «выкорчевывать», нужно основательно разобраться. Во всяком случае, в каждой авраамической религии есть «пшеница» и «плевелы», «сыны Царствия» и «сыны лукавого», «плод добрый» и «цветочки, омерзительные и смертоносные». И по-другому быть не может, потому что есть «древо жизни» и есть «древо смерти», дающие свои побеги и семена (Мф. 13, 36-39). Но вернемся к основной теме изложения.

Мы уже можем понять, почему идея «плавильного котла» порочна в корне: «четыре животные» невозможно «сплавить» друг с другом. Более того, такого рода попытки являются извращением творения Божьего, чреватым самыми серьезными социальными и политическими последствиями. Не потому «загорелые» люди США в подавляющей своей массе отстают почти по всем показателям от белых, что такова их природа: нет! Это следствие пагубной политики «плавильного котла», игнорирующей суперэтнические особенности людей. Искусственное национальное конструирование возможно лишь в отношении адамитов: значительная их часть реагируют на это быстро и охотно. Но сколько в процентном отношении скрытых адамитов в том или ином народе? Ответа на этот вопрос никто дать не может, хотя примерные ориентиры для оценки их численности, на наш взгляд, есть… Совершенно очевидно лишь то, что адамиты в народах не могут преобладать, за исключением народа современного Израиля. Единственным естественным фундаментом настоящего сплочения может служить лишь Евхаристическая Трапеза. Только вера во Христа способна объединить людей в действительно единую общность, где невозможно никакое насилие в отношении этнической природы. «Ибо, – говорит Апостол Павел, – все вы сыны Божии по вере во Христа Иисуса; все вы, во Христа крестившиеся, во Христа облеклись. Нет уже Иудея, ни язычника; нет раба, ни свободного; нет мужеского пола, ни женского: ибо все вы одно во Христе Иисусе. Если же вы Христовы, то вы семя Авраамово и по обетованию наследники» (Гал. 3, 26-29). Другого пути формирования действительно единой общности не существует.

В заключение скажем несколько слов о природе такого явления в славянской среде, как западничество. Совершенно очевидно, что костяк этого движения во все времена составляли адамиты, то есть скрытые израильтяне, потомки тех десяти колен, что около двух тысяч лет тому назад стали закваской славянских этносов. Многие из них искренне удивлены инертностью, как им кажется, народной массы: ведь Запад – это так прекрасно, убеждают они, что же вы не спешите приобщиться к его институтам, к его понятиям, к его образу жизни? Для них, как адамитов, войти в роль западного человека – нет ничего проще. Но для большей части народа, который есть «животное подобное тельцу», – это невозможно в принципе. Это будет означать смерть для него. Все ли адамиты становятся западниками? Конечно же, нет. Если следовать Писанию, то их число не может превысить третью часть: «Хвост его увлек с неба третью часть звезд и поверг их на землю…» (Откр. 12, 4). Возможно ли для них вступление на путь покаяния? Будем надеяться, что это еще возможно, ибо то, что произошло в последнюю четверть века, не поддается никакому описанию…

1По слову Христа: «Но кому уподоблю род сей? Он подобен детям, которые сидят на улице и, обращаясь к своим товарищам, говорят: мы играли вам на свирели, и вы не плясали; мы пели вам печальные песни, и вы не рыдали» (Мф. 11, 16-17).

2Святой Ириней, епископ Лионский. Сочинения. Издание второе, книгопродавца И.Л. Тузова. Гостинный двор. 1900. // Репр. Ириней Лионский, святитель. Творения. Издательство «Паломник»-«Благовест». 1996. С. 507-508.

3Что касается упоминания того, что в раю были сотворены и животные, то, по всей видимости, речь в основном идет о тех животных, которых мы называем «домашние животные». Во всяком случае, гипотеза о «приручении животных» не может внятно объяснить, почему были одомашнены именно данные животные.

4Наличие в генотипе мужчины X и Y хромосом, как представляется, проясняет и то, как была создана Ева: из X хромосомы Адама, извлеченной из его ребра. Присутствует здесь, как видится, и следующий смысл: женский род исходит из мужского…

5Известный исследователь Лев Регельсон называет племя «людей шестого дня» адама (ударение на последнем слоге), а человека из этого племени – преадамитом. См.: Регельсон Л. Хварцкия И. Земля Адама. Сухум: Издательско-полиграфическое объединение республики Абхазия, 1997. С. 213-217.

6Гумилев Л.Н. Ритмы Евразии, М.: «Экопрос», 1993. С. 162.

7Кречмер Э. Строение тела и характер. М.: Педагогика Пресс, 1995. С. 182.

8Там же. С. 557.

9Гумилев Л.Н. Ритмы Евразии, с. 162.

10Мифы народов мира. Энциклопедия. М.: Советская Энциклопедия,1991, т. 2. С. 577.

11Там же. С. 43.

12Там же. С. 42.

13Там же. Т. 1. С. 242.

14Там же. Т. 2. С. 128-129.

15Гумилев Л. Н. Этносфера: история людей и история природы. М.: Экопрос, 1993, с. 262.

16Проблема так называемого «малого народа», думается, напрямую связана с адамитами: таковых в крупных этносах сравнительно много. Именно они, в силу своего темперамента, являются движущей силой глобализации.

17Данилевский Н. Я. Россия и Европа. М.: Институт русской цивилизации, 2008. С. 132-133.

18Там же. С. 113-114.

19Маркс К., Энгельс Ф. Избр. произв. М., 1983, т.1, с. 216-217.

20Вероятнее всего, варяги – это «царское» славянское племя: среди «десяти колен», уведенных в плен в Ассирию, несомненно было и небольшое число представителей колена Иуды, достигших в составе «закваски» «медвежьего» суперэтноса. Во всяком случае, мы не можем проигнорировать слова Писания: «Не отойдет скипетр от Иуды и законодатель от чресл его, доколе не приидет Примиритель…» (Быт. 49, 10).

21Угодник Божий Серафим. Том I. Издание Спасо-Преображенского Валаамского монастыря. 1993. С. 353.

22Там же. С. 354.

23Там же. С. 353.

24Безсонов П. Калеки перехожие. М.: Типография Бахметева, 1863. С. XVII.

25Древний Израиль состоял из 13 колен, если учитывать то, что колено Иосифа дало начало еще двум коленам. После разделение Израильского Царства, лишь колено Иуды полностью вошло в Иудейское Царство. Значительная часть колена Вениамина также осталась в союзе с Иудой.

26Позднин Е. Нестор, ты неправ! // День литературы. 2011, №8 (180).

27Там же.

28Слово вен (бен) по-древнееврейски значит сын.

29Лемтюгова В. Чтобы знали // Советская Белоруссия, 30.10.2010.

30Никифор, архимандрит. Библейская энциклопедия. Свято-Троице-Сергиева Лавра, 1990. С. 290.

31«В основе идеологии трансгуманизма лежит тезис, что человек не является последним звеном эволюции, а значит, может изменяться и совершенствоваться без каких-либо ограничений – «до бесконечности». Трансгуманисты хотят «не остаться людьми», а наоборот – перестать ими быть, став более совершенными существами, т.е. трансхьюманами, или же нелюдями. Трансгуманисты считают, что мы живем в эпоху переходного этапа от обычного человека к постчеловеку…» Источник цитаты: Кутырев В.А. Философия трансгуманизма. Учебно-методическое пособие. Нижний Новгород: Нижегородский университет, 2010. С. 72.

32Там же. С. 24.

33Клёсов А.А., Тюняев А.А. Происхождение человека (по данным археологии, антропологии и ДНК-генеалогии). М.: Белые альвы, 2010. С. 186.

34Ученые: анализ ДНК подтвердил вину европейцев в геноциде индейцев. [Электронный ресурс] // РИА Новости [официальный сайт]. URL: http://ria.ru/science/20160403/1401116132.html (дата обращения: 26.10.2016).

35Балановская Е. В., Балановский О. П. Русский генофонд на Русской равнине. М.; ООО «Луч», 2007. С 17.

36Андрей Ткачев, протоиерей. Что такое «Русский мир» Патриарха Кирилла? [Электронный ресурс] // «Радонеж.ру» [сайт]. URL: http://radonezh.ru/analytic/12498.html (дата обращения: 26.10.2016).

37Этот принцип озвучен Апостолом Павлом: «Скорбь и теснота всякой душе человека, делающего злое, во-первых, Иудея, потом и Еллина!» (Рим. 2, 9).

38Выделено мною – В. М.

39См.: Карелин Ф. Теологический манифест [Электронный ресурс] // Православный социализм как русская идея [сайт]. URL: http://chri-soc.narod.ru/teolog_manifest.htm (дата обращения 08.10.2016).

40См.: Карелин Ф. В. Ответ на отзыв (Апология «Теологического манифеста») [Электронный ресурс] // Православный социализм как русская идея [сайт]. URL: http://chri-soc.narod.ru/kar_otvet_na_otziv.htm (дата обращения 08.10.2016).

41Не говоря уж о сектах так называемых беспоповцев.

42Заметим здесь, что крайний протестантизм тоже, по существу, не вышел за пределы севера Западной Европы, где, заметим, испокон века проживал «медвежий» суперэтнос. Переселение крайних протестантов в Америку не есть выход за эти пределы. И даже наличие протестантизма в Азии, Африке и Латинской Америке, как представляется, нельзя всерьез называть «распространением», так как он настолько специфичен, что и узнать его порой бывает затруднительно: взять хотя бы отношение к седьмому дню или народным верованиям. Скорее распространение такого рода протестантизма является своеобразным «довеском» к капиталистическим отношениям, насаждавшимся в указанных регионах.

43Михаил Воробьев, священник. Старообрядчество и Церковь: неизбежность сближения. [Электронный ресурс] // Фонд имперского возрождения [сайт]. URL: http://www.fondiv.ru/articles/1/296/ (дата обращения: 08.10.2015).

44Статья «Теологический манифест» была написана Феликсом Карелиным в 1987 году.

45Грицак Я. Мы 30 лет боремся с прошлым. И 30 лет оно нас побеждает. [Электронный ресурс] // Новое время [сайт]. URL: http://nv.ua/opinion/grytsak/gricak-46645.html (дата обращения: 10.10.2015).

No votes yet.
Please wait...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

code